lex_kravetski: (Default)
В прошлый раз я уже рассказывал историю псевдоразумных спинуков и Центрального Повара. Послушайте же теперь ещё одну.

Как вы знаете, некоторые вирусы столь устойчивы, что способны переносить все лишения открытого космоса и при этом выживать (если их функционирование вообще можно назвать «жизнью»).

Именно такой вирус на обломке какой-то железяки свалился прямо в центр одного из крупнейших жлобополисов Стабла 17, населенного псевдоразумной цивилизацией носерватов.

Носерваты к тому моменту, — несмотря на все свои старания сохранить в целости и сохранности весь перечень суеверий, накопленный за сотни тысяч циклов их жизни, который, по их мнению, только и удерживал их от одичания, раздоров и подозрительных мыслей, — в какой-то момент всё-таки открыли медицину, поэтому постоянно бушевавшие на их планете войны уже не успевали выкашивать её население с прежней эффективностью. Численность носерватов уверенно росла и доходила уже до десятка миллиардов, что, впрочем, большинством из них обычно связывалось не с успехами медицины, а с действенностью какого-нибудь из множества культов и пользой традиционного образа жизни. Впрочем, чего ещё ожидать от псевдоразумной цивилизации?

Дальше )



lex_kravetski: (Default)
Сиденье Качелей все считали просто Доской, однако в ней было что-то возвышенное. Она даже любила говорить, что если бы её не привязали верёвками к Раме, то она вознеслась бы до невиданных высот.

Горка однажды, в очередной раз услышав это, прокомментировала, что Доска, дай ей волю, совершенно точно пролетела бы, как фанера, над Парижем. Вроде бы комплимент, но есть в нём какая-то непонятная обидность.

Доска с тех пор решила, что нет никакого смысла рассказывать всем остальным о своих планах. Всё равно в сравнении с ней все они слишком приземлённые. Не высокого, прямо скажем, полёта. Особенно Горка.

Горка вообще была весьма скользкой. Говорила она много, но никогда не было понятно, это она серьёзно или нет. Например, она говорила, что учит детей правде жизни, поскольку они раз за разом залезают на неё только для того, чтобы потом слететь вниз. Они, — говорила Горка, — ради этого даже в очередь выстраиваются. Дерутся, отталкивают друг друга, а ведь всё равно наверху никто долго не задержится. Очень она была скользкая, эта Горка.

Дальше )

lex_kravetski: (Default)

Июль



Был последний день моего отпуска. Я шёл по самой кромке воды и терзал себя мыслью, что всего через четырнадцать часов я сяду в скорый плацкартный, который увезёт меня с тихого, уютного берега Азовского моря в пыльную и душную Москву. На работу, к кипам листов с отчётами, сметами, начислениями и уведомлениями об оплате, к моим замечательным бабушкам. Я ничего не имел против этих четырёх пожилых дам, скрашивавших мои трудовые будни в бухгалтерии шинного завода. Они мне даже по-своему нравились. Они угощали меня вкусным чаем с вареньем, неизменно дарили на день рождения и на 23-е февраля свитера и шарфики, с ними было интересно беседовать. Однако, я боялся, что после молодых загорелых девушек в купальниках, мои старушки будут смотреться бледно.

Мало-помалу «цивилизованный» пляж кончался, шеренга разноростных пансионатов осталась позади, дамба сменилась откосом. Признаков цивилизации не обнаруживалось, только вдали, на горизонте белой точечкой застыл лайнер. Берег делал здесь поворот, выступал миниатюрным мысом, украшенным песчано-известковым холмиком; я обогнул его и наткнулся на признак цивилизации, комфортно расположившийся на пёстрой подстилке. Девушке на вид было лет двадцать пять.

Я растерялся. Мой костюм тоже не мог претендовать на парадный — протёртые, излохматившиеся шорты, переделанные из джинсов, панамка и шлёпанцы. Но костюм девушки по своей непарадности значительно опережал мой — его просто не было.

Девушка не видела меня, она натирала левую ягодицу кремом для загара. Наконец, когда та заблестела на солнце, как новенький юбилейный рубль, девушка решила перейти к правой, обернулась и заметила меня.

Дальше )

lex_kravetski: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] kpt_flint в СССР-2061: Рассказы-победители

Аллилуйя! У нас объявились победители!

I место: Полчаса города-леса (Д.Санин)
II место: В штатном режиме (Ц.Жигмытов)
III место: Сны о Марсе (И.Николаев)


За ними, с минимальным отрывом, идут «Сашка и динозавтр» и «Старик и Космос», поделившие 4 и 5 место. На 6 месте рассказ «Как я родился». Кроме того, отменно порадовали «Предъявите ваши документы», «Проба Генри» и «Курьер».

Приз зрительских симпатий достанется Виктору Гвору за рассказ «Не бывает уважительных причин».


Мы от всей души поблагодарим [livejournal.com profile] apervushin, [livejournal.com profile] gleb_gusakov, [livejournal.com profile] amnuel и [livejournal.com profile] breg: едва ли конкурс состоялся бы без вашей помощи.

Пожмём руки участникам: неважно, какое место вы заняли, конкурс в любом случае далеко не последний. У вас будет ещё много шансов.

И скажем спасибо нашим читателям: мы начали наш проект именно для вас.

Дальше будет больше и лучше. Нам предстоит ещё многое сделать и многое поменять: разработать сайт, доработать саму механику конкурса и кучу других вещей — но всё это будет потом.

А пока – поздравляем наших победителей. И готовимся к награждению: осталось уже недолго.





Запенить на Vott!



lex_kravetski: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] kpt_flint в СССР-2061: выбираем рассказ-победитель!

Около месяца назад мы начали отбор рассказов в финал нашего конкурса. Отбирать крайне тяжело: хочется взять всё и сразу, а надо выбрать из 537 рассказов хотя бы 25 или 30. Сокращать список дальше у нас не просто поднимается рука.

Кто победит — выбирать вам и нашему жюри. Чует моё сердце, голосование будет жарким.

А пока — поздравьте финалистов: они это заслужили.

[Poll #1829626]

Рассказ «Курьер», по настоятельным просьбам автора, публикуется вне номинации. К сожалению, писатель не счёл этичной саму возможность получения какого бы то ни было приза от своих старых друзей, дабы тех не заподозрили в предвзятости. Впрочем, голосование всё равно будет интересным.

Чем больше людей проголосует, тем точнее результат, так что любая информационная поддержка — более чем приветствуется.




Запенить на Vott'е.
lex_kravetski: (Default)
Говорят внеземные цивилизации:

В результате столкновения с нейтронной звездой полностью погибла команда межзвёздного рефрижератора "Экзитпрайз" (включая бортовой компьютер). Но, к счастью, выжила многочисленная популяция корабельных тигрокрысов, обитавшая в системе вентиляции и питавшаяся чем попало. Неустранимые повреждения получили двигатель, система связи. Основной и резервный реакторы также имели сильные повреждения. Попав в затруднительную ситуацию, тигрокрысы проявили недюжинный интеллект. Крупные псевдоразумные хищники сумели частично восстановить резервный реактор и перенастроить пищевой синтезатор на производство говяжьей тушёнки и паштета из печени диких быков. Корабельные тигрокрысы зажили сравнительно благополучно, хоть и впроголодь. Опасность таилась в нестабильности работы реактора. Когда включался пищевой синтезатор (а это происходило автоматически раз в трое суток) резко возрастало потребление энергии, а следовательно -– нагрузка на реактор. В этот момент требовалось подкорректировать настройки реактора -– эту процедуру могла бы проделать небольшая группа из 17-18 взрослых тигрокрысов. Но этим заняться было некому... все обедали. В результате реактор работал в опасном режиме и постепенно разрушался.

Конечно, легко предположить, что тигрокрысы были просто тупые. Последующее расследование особой комиссии Галактической Милиции показало, что это совершенно не так. Все до единого особи понимали серьёзность проблемы, знали как надо корректировать параметры реактора и чем всё закончится, если этим не заниматься. И все тигрокрысы были достаточно умны и могли логически рассуждать примерно таким образом: "если я во время обеда пойду управлять реактором, то мою еду съедят голодные сородичи, и через пару дней я умру от голода, а если реактор перестанет работать, то я погибну гораздо позже". Спустя несколько лет резервный генератор совсем пошёл в разнос. К счастью сделан он был на совесть, поэтому не взорвался, а всего лишь произвёл аварийную самоконсервацию. Тигрокрысы, конечно, все погибли, но материала для исследований оставили предостаточно.

(источник)


Это ещё что. Вот, помню, однажды заплутал в далёких галактиках корабль оцильянцев с Большой Лениды. Как и что конкретно с ним произошло, выяснить не удалось, однако корабль аварийно приземлился на Тутон 7, населённый псевдоразумными спину́ками, котрые отличались крайней жадностью, в том числе и к жилому пространству.

Приземлившийся корабль спинуки-барыги сразу же сдали под жильё своим соплеменникам в обмен на сладкие баскуты. Наличие экипажа при этом то ли почему-то не насторожило съёмщиков, то ли и не было уже этого экипажа, в общем, не ясно ни черта. Как на грех, только что заселённый корабль, — не исключено, по воле взглючившей автоматики, — вдруг взлетел и унёсся к звёздам.

Надо отметить, оцильянцы были крайне щепетильны в вопросах жизнеобеспечения. Особой роскоши на их кораблях не имелось, но еду корабль готовил и выдавал исправно. И еды этой спинукам хватило бы лет на триста полёта. Причём, количество дублирующих контуров у системы едообеспечения выходило за все разумные пределы. Однако когда оцильянский корабль через год поймали кардаджане с Мрада 3, их взорам предстали два-три истощённых спинука и горы трупов. Точнее, не совсем горы — трупы располагались в каютах и прочих корабельных помещениях. По штуке на каждое. Почти во всех помещениях, кроме того, были обнаружены детали Центрального Корабельного Автоматического Повара, Центрального Корабельного Автоматического Холодильника и Центральной Корабельной Автоматической Фермы.

Во время всемрадского телевизионного шоу «Поржём над псевдоразумом», стимулируемые ударами термопалок, выжившие спинуки рассказали, как было дело.

Каждый спинук совершенно закономерно считал сданную ему каюту своей крепостью — ведь за неё он расплатился собственнотапно нарытыми баскутами. Если кто-то пытался пролезть на его территорию, то нарушителя священной жилплощади ждал смертоносный разряд грастера. Однако Центральный Автоматический Повар и прочие системы жизнеобеспечения не были оплачены и, соответственно, считались ничьими. Поэтому каждый спинук без раздумий откручивал от них что мог открутить и тащил открученное к себе в дом. «Ведь если я не возьму, то возьмут другие», — объяснил один из выживших после особенно циничного удара термопалкой.

Прямой пользы от свинченных деталей ни один из спинуков для себя не видел, однако в надежде, что детали подорожают, ими активно обменивались, выменивая на них, в том числе, становившуюся всё более дефицитную еду. Центральный Повар кряхтел и выдавливал из своих запасных контуров последние крохи, Ферма худо-бедно что-то выращивала, но еды становилось всё меньше.

«Неужели никто из вас не понимал, что рано или поздно всё это остановится окончательно?» — с сарказмом поинтересовался ведущий и ткнул одного из спинуков термопалкой в самые цайцы.

«Ну, такая вероятность, конечно, была», — взвизгнув ответил спинук, — «однако выжить ведь мог только тот, у кого самый большой запас деталей. Видите ли, мы надеялись, что детали подорожают, а они стремительно дешевели. Надо было нагребать всё больше и больше деталей, чтобы выменивать еду у более проворных».

Как выяснилось, у спинуков бытовало поверье, что если каждый лично получит много свинченных деталей, тем самым обогатившись, то обогатится и всё их общество. Когда у каждого будет много свинченного, то каждый сможет покупать себе сколько угодно еды, что приведёт ко всеобщему благоденствию. Именно эту концепцию они излагали в ответ на робкие возражения своих товарищей, когда у тех прорезались зачатки Разума.

Даже первые голодные смерти не насторожили сипнуков. Те махали тапой и приговаривали: «вот что бывает с нежелающими зарабатывать». «Слава Гобу, я не такой». По мере остановки систем начали дохнуть даже совсем ещё недавно полностью обеспеченные. Деталей в некоторых каютах было до потолка, однако за дневную порцию еды просили уже полную каюткомпанию деталей. Скоро стало не хватать и этого. Под конец никто не брал детали, никто не делился едой и, конечно, никто не пытался восстановить растащенные системы едообеспечения.

Выжившие спинуки были последними на корабле. Самыми богатыми и с самыми большими грастерами, которыми они грозили голодным толпам. Но у тех уже не было сил даже на то, чтобы доползти до кают, где ещё были запасы еды, чтобы, пусть даже с риском для жизни, отобрать себе хоть немного.

«Видите», — подытожил один из выживших, — «мы были правы: если бы не накопленное, то и мы бы тоже сдохли, как эти нищеброды».

«Но почему вам не пришло в друпу собрать Центрального Повара обратно?» — спросил ведущий.

«Вот ещё!» — ответил спинук. — «Не для того я в трудах копил детали, чтобы потом из них для халявщиков что-то собирать. Вот что они у меня получат, а не детали», — сказал он и сложил из еле шевелящихся куцев фиву.

В конце шоу все выжившие спинуки были скормлены пустынным влам, как у кардаджан и принято поступать с псевдоразумными существами. А столь абсурдно поступающие существа по-настоящему разумными, конечно же, не являются.



lex_kravetski: (Default)
Был один чел, то ли депутат из самоназначенцев, то ли генерал-губернатор из бесчинцев, так даже сразу и не поймёшь. С одной стороны, его никто самым главным не выбирал, с другой стороны вёл он себя так, будто самый главный. Жрал в три горла, жил во дворце и показывал себя по всем телевизорам. Да нет, пацаны, это не про нашенского депутата — про нашенских я потом как-нибудь расскажу.

Генерал-депутат очень любил всех ставить на место. То отчитает, то по физиономии съездит. Но не просто так, а обязательно с присказкой про несоблюдение провинившимся норм и приличий. Сам при этом себя не ограничивал. Гонял по встречной, сшибал переходивших дорогу старушек, некоторых даже специально. Да не, пацаны, я точно говорю, он — не из нашенских. Хотя и похоже очень.

Как-то раз генерал-депутата занесло по пьяни на вокзал. Он там, соответственно, то ли ещё выпил, то ли заснул и не соображал со сна ничего. Но, в общем, ему вдруг показалось, что люди из поезда его не уважают. Он, значит, встал с лавки и нетвёрдой походкой пошёл к поезду. И выложил в поезд всё что думал про в нём собравшихся. И показалось ему, значит, что выложил он как-то мало и надо бы ещё что-нибудь выложить. В данном случае этот, ну как его, в общем, причиндалы свои, да. Решил он, значит, показать пассажирам свои причиндалы (ну, если дам вдруг такое смущает, то я тут имел в виду, скажем, нос). Чтобы, значит, всех оскорбить и унизить по пьяни. Не, пацаны, я уже говорил, это их, зарубежный глав-нач-пупс, не наш, в последний раз повторяю.

Расстегнул, в общем, он ширинку и вывалил из неё нос на всеобщее обозрение. Но то ли сам он думал, что нос у него маленький и не разглядит никто, то ли сквозняка боялся, в общем, решил он своим носом не издалека размахивать, а подойти поближе и стать совсем прямо в дверях, чтобы, значиться, с пассажирами непосредственно нос к носу, простите за невольный каламбур.

А в это время по платформе шёл шустрый такой мужичонка и это дело увидел. Мужичонка бить лицо депутату не стал, а вместо этого побежал скорее к… — ну, я не знаю, как она у них там называется… — к кабине машиниста поезда. И в общем, то ли машиниста на месте не оказалось, то ли он ему заплатил, то ли просто выпихнул, то ли вообще сам машинистом и был, тем не менее, заскочил он в кабину и безо всяких предупреждений двери у поезда-то и захлопнул. Ущемив всё достоинство губернал-депутата.

Тот сначала в такое даже не поверил. Подумал, шутит кто-то, и прокричал в окно пассажирам, что если те, дескать, сейчас же шутку свою не откроют взад, то он их тут же выведет на встречную и там переедет. Но у пассажиров кнопок управления не было, а ненависть к депуталу наоборот была, поэтому они все как один вперили взор, особенно в ту самую часть, которую им как раз и собирались показать. После ущемления, достоинство стало гораздо более интересным, как оказалось. Тем более, его сразу же начало слегонца раздувать.

С платформы на губерната тоже все с интересом смотрели, а свита егонная смотрела, в том числе, с ужасом. Поскольку понимала, что если депутатору кой-чего оторвут сейчас, то им оторвут вообще кое-всё. Причём, не только Сам, но и просто распалённые зрелищем свидетели — дурной пример-то заразителен. Поэтому некоторые из свиты скорее побежали к самозванному машинисту. А машинист увидел, что к нему бегут, и слегонца так… — я не знаю, как это у них называется… — поднажал на газ, в общем.

Поезд медленно так поехал, и депутал сразу же понял: не у всех шуток бывает хороший, простите, конец. Некоторые грозят даже отсутствием этого самого конца. В общем, добежали его… — я не знаю, ну, эти из свиты? свитеры?… — его свитеры до кабины, достали пистолеты и говорят, а ну-ка тормози быстро. А машинист улыбается, такой, и им в ответ: ребята, вы меня, конечно, пристре́лите, но в этом случае поезд уж точно не остановится, а так дальше и поедет — и газку, газку подбавляет. И, такой: мы, типа, будем вести переговоры на малой скорости, только вы меня на борзой козе объехать не пытайтесь, а то я вас всё равно ещё быстрее объеду, чего этот ваш с зажатым носом наверно не одобрит.

Дальше )
lex_kravetski: (Default)
Автор рассказа не я. Вот источник.

В Бруклине, в математической школе для одарённых детей шёл урок алгебры. Это был класс учеников выше среднего уровня во всех отношениях — как в смысле их возраста, так и в смысле их прогресса в освоении наук. У мальчиков начинал ломаться голос, девочки начинали брить подмышки, и все они шагнули в постижении математики так далеко, что наизусть знали таблицу умножения до четырёх. Теперь они с упоением погружались в холодные глубины алгебры. Они уже усвоили, что если a = b, то b = a, и это придавало им чувство избранности и приближения к абсолютной истине.

Учитель был полноватый, средних лет мужчина с матовой плешью, грустными бесцветными глазами и тяжёлым русским акцентом. Он страстно любил математику и надеялся, что эта страсть передастся кому-нибудь из его одарённых недоумков. Ученики почтительно называли его мистер Зайтлайн, а друзья запросто — Борька Цейтлин (о чём ученики, разумеется, не знали).

К середине урока, когда мальчикам надоело играть в морской бой, а девочкам надоело красить ногти, учитель неожиданно сказал нечто такое, что привлекло их внимание.

— Сейчас, — сказал учитель, — я вам докажу, что два равно одному.

Класс затих, и учитель, воспользовавшись паузой, добавил:

— Тот, кто найдёт ошибку в моём доказательстве, получит "А".

Класс молчал, напуганный неожиданным вызовом. В наступившей тишине раздался писклявый голос отличницы Брехман:

— Мистер Зайтлайн, по-моему, два не равно одному. Два больше.

— Правильно, — сказал учитель. — Отличное наблюдение. Два действительно больше, чем один. Но вы должны это доказать, то есть опровергнуть моё доказательство. Понятно? Итак, начнём. Для начала, предположим, что "а" равно "бэ".

Он повернулся к доске и написал: а = b.

— Откуда вы знаете? — раздался с задней парты ломающийся голос отличника Гойскера.

— Откуда я знаю что?

— Что "а" равно "бэ".

— Прекрасный вопрос, — кисло сказал учитель. — Я не знаю. Но я допустил. Если вы заметили, я сказал: предположим, что "а" равно "бэ".

— Предположим, что директора на завуча положим, — сказал отличник Рабунский, обводя класс победным взором.

Класс взорвался от хохота. Директор школы был пожилой мужчина, завуч — молодая женщина, так что класс по достоинству оценил остроту Рабунского.

Дождавшись, когда ученики успокоятся, учитель продолжал:

— Умножаем обе части уравнения на "а". Получается...

Он написал: a x a = a х b, то есть a2 = ab. Класс молчал.

— Отнимаем от обеих частей уравнения "бэ"-квадрат, — сказал учитель и написал: a2 — b2 = ab — b2. Класс молчал.

— А теперь... — сказал учитель, не в силах сдержать счастливой улыбки, — кто может сказать, что мы теперь делаем?

— Идём домой смотреть хоккей, — сказал отличник Рабунский. — Он явно был сегодня в ударе.

— Правильно, — сказал учитель. — Но не сейчас. До конца урока ещё пятнадцать минут. А пока продолжим доказательство. Что у нас в левой части уравнения? Разность квадратов члена "а" и члена "бэ", правильно? Чему равна разность квадратов? Она равна произведению суммы членов на их разность. А что в правой части? Общий множитель "бэ", который мы выносим за скобки. Преобразуем уравнение. Получается...

Он написал: (a + b) (a — b) = b (a — b).

— Понятно?

Дальше )
lex_kravetski: (Default)
Добрые люди заслали ещё один рассказ. Не новый, однако я прочитал впервые. Вот, кстати, и источник.


Канонизация


Игорь Пыхалов

– Готово! Мастерство не пропьёшь!

Ухмыляясь щербатым ртом, Юрий Михайлович с гордостью водрузил магнитолу с треснувшим корпусом на обшарпанный стол между початыми бутылками «Балтики», графинчиком «Русского стандарта», пакетами чипсов и тарелкой с последним маринованным огурцом. В своём тщеславии бывший старший инженер совершенно позабыл, что именно он четверть часа назад смахнул локтём на пол несчастный радиоприёмник. Впрочем, особой вины за ним не было. Как и положено уважающей себя компании российских интеллигентов, решивших обсудить глобальные вопросы мироздания, троица друзей расположилась на тесной кухне двухкомнатной квартиры. Долго ли чего-нибудь задеть, особенно если не слишком трезв?

Выслушав полагающиеся эпитеты от приятелей-гуманитариев искусствоведа Самуила Лазаревича и учителя музыки Льва Семёновича, виновник катастрофы самонадеянно взялся за ремонт сломанного аппарата, стараясь не обращать внимания на насмешливые комментарии собутыльников. Как ни странно, у него получилось. Шипение, треск, — и наконец из приёмника полились осмысленные звуки:

— Здравствуйте, уважаемые радиослушатели!

В эфире радиостанция «Голос Америки» из Вашингтона. Тема нашей сегодняшней передачи — предстоящая канонизация императора Николая II, подготовка к которой полным ходом идёт сейчас в России.

Наш сегодняшний гость — проживающий в Торонто митрополит Александр (Яковлев) — человек удивительной судьбы. Будучи одним из тех, кто определял идеологию Российской Империи, он нашёл в себе силы порвать с тоталитарно-клерикальным режимом. В ответ российские власти сфабриковали против него обвинение в шпионаже. Кроме того, угодливо прислуживающий властям Синод Русской Православной церкви лишил его сана и отлучил от церкви. Но несмотря на все гонения, вынужденный покинуть свою страну владыка Александр остаётся стойким борцом за демократию и права человека.

– Твою мать! Михалыч, что за бред?

– Говорил я, не надо пива брать, — обалдело произнёс горе-наладчик, почёсывая лысеющую макушку.

– Водка без пива — деньги на ветер.

– Заткнитесь вы оба! Дайте послушать.

– Итак, владыка, что Вы можете сказать по поводу личности канонизируемого?

– О том, что правление нового царя, заслуженно вошедшего в историю под именем Николая Кровавого, превратится в скорбный ряд чудовищных преступлений против Божьих и человеческих законов, мы получили явственное знамение свыше ещё в самом начале его царствования. Я имею в виду известную трагедию на Ходынском поле.

В отличие от бойкой скороговорки ведущего, речь его собеседника звучала медленно и солидно, как и полагается крупному служителю церкви, привыкшему читать поучительные проповеди.

...Кстати, здесь можно проследить весьма показательную историческую параллель. Подобно тирану и душегубу Ивану Грозному, Николай II, совершая свои злодеяния, демонстрировал затем показную набожность. После случившегося на Ходынке молодой царь шокировал весь дипломатический корпус грубейшим нарушением этикета, демонстративно не явившись на бал, даваемый французским посольством по случаю коронации. Вместо этого он отправился в Свято-Троицкий монастырь якобы молиться о погибших. Однако вскоре выяснилось, что его покаяние было насквозь фальшивым. Как и лицемерная любовь к животным. Из многочисленных воспоминаний современников известно, что этот кровавый монстр после очередных расправ над своими несчастными подданными любил гулять по дворцовому парку, кормя с рук ворон...

Мгновенно протрезвев, вся компания уткнулась в приёмник, с жадностью ловя каждое слово. Качество звучания было не ахти какое. Казалось, радиоволны идут не от ближайшего спутника, а проламываются через невообразимый барьер пространства и времени. К тому же эти постоянные помехи, словно кто-то пытается заглушить передачу. Впрочем, возможно, всему виной был недавний полёт магнитолы на пол.– ...Вскоре в стране установился режим полицейского террора и репрессий. Один за другим организовывались громкие политические процессы — так называемых «Российской социал-демократической рабочей партии», «Партии социалистов-революционеров», «Всеобщего еврейского социал-демократического союза» или «Бунда»... Сегодня мы знаем, что все эти мифические организации существовали лишь в воспалённом воображении палачей из Охранки, фабриковавших липовые дела против невинных людей в угоду своему венценосному хозяину.

– Как известно, царь совершал преступления не только внутри России...

– Совершенно верно. Первым из его международных преступлений стала не имеющая аналогов в мировой истории вероломная агрессия против маленькой миролюбивой Японии.

Сегодня версии о том, будто в ночь на 9 февраля 1904 года порт-артурский рейд атаковали японские миноносцы, придерживается лишь жалкая кучка официозных российских историков. Во всём мире серьёзные исследователи считают установленным фактом, что эта неуклюжая провокация была состряпана Охранкой, чтобы дать Николаю Кровавому долгожданный повод для нападения на соседнюю страну. Неужели кто-то всерьёз может поверить, будто крохотная Япония была способна начать войну против огромной России, или хотя бы ей угрожать? Я уж не говорю о том, что подлое нападение без объявления войны в корне противоречит самурайскому кодексу чести, зато полностью соответствует духу беспринципной и аморальной Охранки.

Дальше )
lex_kravetski: (Default)
Автор рассказа не я. Вот источник.

Ранним утром ученик 4 класса приходской средней школы Иван Денисов проснулся от писка будильника своей мобилы. Пора было собираться в школу.  Он откинул одеяло и потянувшись, присел на кровати. Родители уже давно ушли на работу – с тех пор, как 60-ти часовую рабочую неделю заменили на 70-ти часовую, он их почти уже и не видел по будним дням. Впрочем, Ваня вполне себе самостоятельный парнишка, чтобы сварганить себе нехитрый завтрак, как никак ему уже 10 с половиной лет, и потому, тихонько ступая, чтобы не разбудить старших сестер, он направился в сторону кухни.

"Хорошо вам, девчонкам, в школу ходить не надо"– завистливо подумал Ваня.

Подогревши в микроволновке свой завтрак, и потрапезничав, Ваня собрал свой нехитрый скарб и вышел на улицу. Дойдя до угла улиц Жертв Красного Террора и Светлейшего Князя Михалкова, он остолбенел. Перед ним стояла тумба с праздничной афишей, изображающую государя-императора, сфотографированного по случаю коронации. Но какой-то уличный хулиган красным маркером приписал к имени царя буквы "ЛЖЕ", а к единственной палке в его номере приписал еще две, так что выходило, что он Третий.

Возле тумбы стоял кабанообразный городовой, а какой-то человек в штатском, бешено жестикулируя, что-то ему рассказывал.

– Ишь, молодцы! – вполголоса произнес Ваня, и зашагал дальше, поскольку он уже достаточно сильно опаздывал в школу.

Начало уроков было такое же как всегда, после молитвы о здравии государя, чиновных и начальствующих лиц, начался урок Закона Божья.

Большую часть занятия отец Онуфрий, слегка монотонно, но весьма красноречиво описывал зверства безбожных большевиков, сопровождая свой рассказ пространными цитатами из Библии и слайдами с горами черепов и трупов. Напоследок он отдельно коснулся темы адских мук тех, кто не повинуется начальствующим и царствующим лицам, и призвал учеников всячески сигнализировать о тех, кто сегодня будет выказывать признаки радости, а наипаче тех, кто нацепит сегодня на себя знаки сатанинские на пагубу своей души.

Следующим уроком была арифметика. Бодрый, подтянутый молодой учитель Дерибасков диктовал условия задачи:

– Купец 2-й гильдии купил 7 цыбиков чая первого сорта и 6 цыбиков чая второго сорта. Определить, какой процент барыша получит купец, когда смешает весь товар вместе и продаст его как чай первого сорта, если известно, что первый сорт в два раза дороже второго....

Задача оказалась на редкость трудной и никак не решалась, тем более с таким гадюкой-купцом. Но затем Ваня представил, что это не купец с чаем, а две соревнующиеся строительные бригады из похожей задачки, которую ему рассказал Петр Васильевич, и решение ему удалось на редкость легко.

Его дневник украсился заслуженной пятеркой. После урока, на большой перемене он с радостью вышел в коридор и столкнулся со своим приятелем Сёмой Ацыповичем.
– Здорово, Сёмыч, – улыбнулся Ваня.
– Здорово, Ваныч, – приветствовал Сёма. – Ну что, продолжим наш спор?
– Продолжим! – решительно сказал Ваня. Они тихонько прошли в дальний коридор и завернули в закуток, где их никто не видел. Оглянувшись по сторонам, Сёма открыл маленькую коробочку.
– Короче, я хожу це-четыре, – сказал Сёма и сделал ход крохотной белой пешкой на крохотном поле карманных шахмат.

Партия оказалась интересной, Ваня удачно разыграл дебют, который ему как-то показал  Петр Васильевич,и умудрился выиграть две лишние пешки, но хитрый Ацыпович сделал ловкий ход конем и разменял его офицера.
– Ха-ха, ничья! -воскликнул Сёма. – Разноцветные слоны во все стороны равны!
– Это еще доказать надо, – горячился Ваня, но тут оба шахматиста взвыли от боли, держась за ухо.

Дьяк Гураев, привлеченный их неосторожными возгласами незаметно подкрался к играющим, и , как старший воспитатель, с чувством исполненного долга препроводил обоих к директору.

Ваня был огорчен. К его триумфальной пятерке добавилась грозная красная надпись "Играл на перемене в шахматы. Срочно явитесь к завучу".

Следующий урок был урок истории, и ученикам показали новый фильм Светлейшего князя Михалкова – седьмую часть киноистории про командарма Котова. Ребята увлеченно следили за лихим сюжетом,  в котором бесстрашный командарм сбивал из нагана вертолеты НКВД, захватил атомный бронепоезд, освободил всех заключенных Гулага и почти уже было захватил власть в стране, но был остановлен прямым попаданием атомной бомбы на Семипалатинском полигоне.

– Как ты думаешь, – спросил после фильма Ваню его одноклассник, – а восьмая часть про Котова будет?
– Как будет? – удивился Ваня. – Его ж атомной бомбой убило.
– Ну, положим, в четвертой части его вообще сожгли в печке чекисты. А он в пятой серии снова откуда-то взялся.
– Не знаю, – пожал плечами Ваня. – Вроде Михалкову больше, чем звание Светлейшего князя и камергера уже не дадут.

Внезапно их обогнал нахальный Петька Прохоров. Он забежал чуть-чуть вперед и обернулся.
– Ха-ха. А я иду на следующие уроки – английский и информатику. А вы, нищеброды, идёте домой, – начал дразниться он.

Ваня запустил в него огрызком яблока, но к несчастью, промахнулся.

Тем не менее, вредный Петька был абсолютно прав. Учеба на сегодня кончилась – родители Вани  могли достаточно оплатить только базовое образование в школе.

Выйдя из ворот, Ваня, однако не пошел домой, а повернул в противоположную сторону.  Если бы родители, а тем более учителя узнали, куда он идет, ему бы крепко влетело...

Чем дальше он шел, тем более грязнее становились дома и улицы, тем больше граффити попадалось на стенах. Пару раз он уже брезгливо обходил несколько резиновых мешочков и три раза едва не наступил на использованные шприцы, валяющиеся среди неубранного мусора.

Становилось немного жутковато. Впереди на перекрестке он увидал блестящую иномарку с депутатскими номерами и с мигалкой, невесть как попавшую в трущобу. Его не учили этому на уроках ОБЖ, но он хорошо знал, что в этом районе, мальчику его лет, к такой машине лучше не приближаться. И он, сделав большой крюк, обошел опасное место.

Вскоре он нашел знакомую улицу и повстречал несколько ребят, идущих с той же целью, что и он. Небольшой группой они зашли в знакомый дом.  Чернявый Ашот (он был сегодня за старшего) долго гремел ключами, затем со скрипом раскрыл железную дверь подсобки. Он улыбнулся Ване:

– Привет, Денисов. Возьми свое хозяйства. – И с этими словами он протянул Ване его мешочек, и раздал еще мешочки для остальных.

Ребята прошли дальше и зашли в комнату с черной закопченной стеной. Затем они присели на столы и стулья и долго ждали.

Скрипнула дверь. Вошел высокий, чуть сутулый человек в вязаном свитере и тихо сказал:

– Здравствуйте, дети.
– Здравствуйте, Петр Васильевич!

Он подошел к закопченной стене и крупно вывел на ней сегодняшнее число: "7 ноября"

– Ну что ж, ребята, достаем учебники, ручки и тетради, – негромко продолжил он. – Сегодня, вместо астрономии, первый урок  – будет урок истории.
Я расскажу о событии, которое случилось ровно сто лет тому назад...



lex_kravetski: (Default)
Журналы Аль-Насири и Али Герр маленькие, я их быстро прочитал целиком. Но дорогой товарищ Гиперкуб успел написать столько, что наверно ещё на год хватит. Но за это время он ведь ещё напишет!

И тем не менее:


[livejournal.com profile] ab_pokoj

Пациентка, в сущности, пала невинной жертвой чудовищного инопланетного вируса, придуманного Внеземными Цивилизациями для вящего морального опускания Человечества. Этот вирус призван задушить в зародыше самое ценное, что у нас есть – стремление к свободе.

Проф. Инъязов называет этот вирус словом «Своличизм» -– имея в виду навязчивые заявления больных о том, что они Свободные Личности. Болезненность состояния прекрасно иллюстрирует следующее явное противоречие: инфицированные одновременно верят и в то, что они свободны, и в то, что они не в силах что-либо изменить.

Тут необходимо сделать пояснение. Человек как вид отличается от ламантина именно тем, что преобразовывает окружающую среду, а не плывёт вдоль течения, выедая встречные ракушки. Собственно свобода как раз и означает священную обязанность сознательно изменять мироздание, исправляя его -– ни больше ни меньше. Отказываясь это делать, человек просто расписывается в своей подчинённой позе.

...В течение всей истории Человечества, разумеется, находились силы, пытавшиеся если не убить понятие свободы совсем, то уж по крайней мере втулить людям, что конкретно им она не нужна. С точки зрения античной экономики, к примеру, большая часть населения планеты вообще не могла быть людьми – это мешало бы меньшей части достойно жить. Античная философия, выполнявшая роль интеллектуального беллиданса при столиках древних эффективных менеджеров, послушно изобретала соответствующую этику. Она крайне доходчиво объясняла, что раб не имеет не то что права, а даже склонности к свободе – ему достаточно стабильного хозяина, приличной лежанки и шашлыков по выходным.

(читать целиком)


[livejournal.com profile] ab_pokoj

...На деле никакого Страха Перед Деяниями нет (это прекрасно иллюстрируется тем фактом, что «когда припрёт», он тут же исчезает). Есть лишь отдельные современники -– миллионы их -– воображающие, будто Страх Перед Деяниями у них есть. За всё это они огребли от проф. Инъязова обидное сокращение «Страпердеи», и, на мой взгляд, лучше их не назовёшь.

Страпердеи – это экзистенциальные ипохондрики, и этим всё сказано. Ими руководит то же желание, что и ипохондриками обычными: рационализировать своё бездействие, придумав себе вывих, от которого они якобы страдают. Будучи банальными лентяями, не желающими тратить силы на достижение цели – они воображают себе Паралич Воли, Неустойчивую Самооценку и прочую терминологическую дребедень, которой богато барыжит современная масс-культура.

На самом деле волю невозможно «парализовать» или «сковать страхом» – как нельзя сковать упряжь лошадью. Воля по определению есть сознательная деятельность, контролирующая все страхи и сопли. Единственное, что с ней можно сделать – это просто её не использовать.

(читать целиком)


[livejournal.com profile] ala_guerre

Можно было уже не продолжать. Пациент страдал от острой формы хронического тудизма, иногда еще называемого «сделингом». В последнем термине посредством смешения русского слова «сделать» и английского окончания «-ing», говорящего о незаконченности действия, раскрыта вся суть явления: вместо того, чтобы сделать то, что надо сделать, человек незримо пишет себе «TODO: передвинуть стул из левого угла в правый» и успокаивается.

Точнее, наоборот не успокаивается, а изводит себя мыслями о тысяче дел, записанных в незримый менеджер проектов, к которому однако не приставлен зримый исполнитель. Тысяча дел маячит прямо по ходу, но ни одного из них нет в руках, поэтому даже секундные дела обращаются в вечность. Стул стоит в левом углу и тем самым не дает начать заниматься гитарой -– его надо передвинуть. На работе невозможно работать, с друзьями некогда встретиться, ведь тудист (проф. Инъязов предлагает называть их «тудаками») занят мысленным передвиганием стула.

Так тяжек груз неделаемых дел. Их груды громоздятся по гостинным и офисам, из-за них уже завяли цветы и покрылись пылью полированные поверхности, они вросли паутиной в оконные проемы и покосились заборами. Человек живет в ожидании чего-то чудесного, что вдруг неожиданно позволит всем делам сделаться и по-настоящему освободить фактически и так свободное время.

Тудисту предлагают что-то сделать, он, быть может, даже соглашается. Проходит день, неделя, его спрашивают: «когда же?». «Да сделаю я, сделаю», -– отвечает он. И кажется, будто этого уже достаточно. Будто вполне можно раз за разом что-то сделывать с окончанием «-ing». Драгоценное время, которого очень не хватает, тратится на этот Ерундий Несовершённой Формы. И жизнь навсегда отложена на потом.

(читать целиком)


Дальше )



lex_kravetski: (Default)
Текст не мой. Написал его [livejournal.com profile] yakobinets. Вот источник.

Однажды лейтенанта Смирнова посетили инопланетяне. Случилось это в самые тяжелые дни злополучного 1942-го года. Лейтенант сперва принял полупрозрачных светящихся гостей за ангелов и очень огорчился: он был коммунистом и считал, что бога нет. Но ситуация быстро прояснилась. Завязался разговор.

– А на вашей планете прогрессивный строй? Уже, наверное, коммунизм?

– Типа того. Не жалуемся.

– Хорошо вам. А у нас сами видите, что твориться. Помогли бы... Какую-нибудь электрическую пушку дали, или чем там на других планетах воюют. Американцы-капиталисты, и то что-то присылают. А, товарищи?

– Нельзя. У нас законы запрещают вмешиваться в естественное развитие других цивилизаций.

– Зачем вы тогда к нам прилетели, черти зеленые?!

– Опыт проводим. Машину времени испытываем. Слышали про такую?

– Да. Уэллс...

– Примерно так, только на миллион лет у нас мощности не хватает, достаем пока лишь до... Как там это по вашему исчислению? Сорок два, минус поправка... До 2010 года. Хотите побывать в будущем? Мы-то сами не можем: машина переносит только материальные тела, а наша раса после Третьей Великой Реформы как бы немного не совсем материальна...

– Ладно. Кто же не хочет посмотреть на коммунизм? Только к утру назад верните, мне ещё воевать...

– Вернем ровно в ту же секунду, не беспокойтесь. Для вашей безопасности будете путешествовать в особом, как бы это сказать... коконе. Для людей будущего вы станете невидимы и неосязаемы. Кокон также позволяет быстро перемещаться в пространстве. Готовы? Смотрите на зеленый огонек, сейчас будет вспышка...

...............................................................................................

Лейтенант быстро понял, что на коммунизм посмотреть не получится. Дальше )
lex_kravetski: (Default)

Как уже говорил, неожиданно образовался вход в самый разгар написания рассказа. Который на рассказ уже не тянет. Пока выкладываю первую порцию.

Важно понимать: в дальнейшем порядок следования фрагментов может измениться. Могут измениться и сами фрагменты, в том числе некоторые сюжетные нюансы. Но для интереса читателей, решил всё-таки поделиться частью наработанного.

Рассказ, если что, называется «Тест».

***

— Я бы не стал, — Старший ленивым движением отвёл руку Эдварда, который уже было начал отвинчивать купол скафандра.

— В чём проблема, — взвился тот, — мы ведь только что проверили — вокруг нас воздух. И предыдущие миссии пробы привозили. Состав воздуха пригоден для жизни. Я хочу быть первым человеком, который его вдохнёт.

— У тебя, что какой-то особый приказ? Секретный? Только для особо выдающихся членов команды? Насколько я помню, дышать первым приказа не было. Приказ был высадиться и провести рекогносцировку местности. Выяснить, что тут как, и взять пробы. Но если поступит приказ отправиться к праотцам, будь уверен, добровольцем будешь именно ты.

— Но, Старший…

— Отставить! Бардак развели. Хочешь с вами по-человечески. Дружеские отношения… Так нет — чуть расслабишься, каждый лезет, кто во что горазд.

— Завянь, Старший, — Эд хлопнул командира по плечу, — строить из себя Босса на Земле будешь.

— Запись разговоров включена, — процедил Старший, — под трибунал пойдёшь.

— Да-да. Как только, так сразу.

Надо было бы двинуть Эду по физиономии, но пять лет в астрокоманде, — которая хоть и косила местами под воинскую частью, что-то военное на деле напоминала только наличием чисто формальных чинов, — выветрили все некогда наработанные навыки. Если бы кто-нибудь тогда попробовал вот так разговаривать со старшим по званию, да если бы кто-то… Но слушать записи разговоров и читать отчёты будут только диспетчеры и учёные, а до руководства в лучшем случае дойдут выжимки всего этого, написанные предельно простыми словами. А если даже среди этих простых слов будет что-то про неподчинение приказам…

Да что я — для удара по морде надо сначала с него купол снять. Однако он как раз ведь и собирался это сделать, а я не разрешил. Нелогично как-то снимать с него купол, чтобы он не снимал купол.

Старший от таких мыслей машинально сплюнул и только после этого осознал, что купол есть и на нём. Учёные, блин, команда клоунов.

— Может, всё-таки… — снова завёл свою шарманку Эд.

Ну как такому объяснить?

— Тест показал, что от местного воздуха наступает летальный исход, Эд. Ты лучше меня должен это понимать. Ты у нас — учёный. И Луи. А я — пилот.

— Луи штурман ещё.

Вашу маму!

— Луи, мы возвращаемся. Готовь очистку. И кофе мне — Эду не нужно, трупакам и без кофе хорошо. Давай, Эд, последний шанс. Только, будь добр, скажи громко в микрофон что-то вроде «капитан, я срал на ваши приказы, считайте меня героем!».

— Убедил, Старший, расслабься.

— Странный вы народ: запретишь вам — желающих море, позволишь — и куда только все делись? Была б сейчас война, мне, поди, пришлось бы командовать «все в укрытие», чтобы взвод ломанулся в атаку.

— Старший, ты вообще о чём? У нас даже главком не служил, — встрял Луи, — или тебе до сих пор кажется, что ты в армии США? Братишка, мы — общественная организация. Даже не коммерческая.

— Раз так, каждый твори что хочет, да?!

Старший вдруг почувствовал себя не бывалым воякой, пытающимся обуздать шалопаев, а мальчишкой, который спорит с учителем — чувство, не посещавшее его с тех пор, когда он только-только завербовался курсантом. Голос его дрогнул и в тоне проступили плаксивые нотки. Чёрт, надо собраться, компания этих придурков даже кремень превратит в тряпку. Как они, блин, живы-то до сих пор?

— Я проклинаю тот день, когда вам официально разрешили запускать свои корабли. До этого всё отлично — порядок, дисциплина, стратегия. Сейчас — не пойми что. Бойскауты на природе. Лезут в эту ебучую дыру как мыши в мышеловку. Ой, бля, планета неожиданно нашлась! Ой, бля — вторая! Если кто помнит, на первой планете один уже вписал себя в историю. Он, правда, советский, так что туда ему и дорога, но пример в наличии. Добавь масштабности, Эд. И ты, Луи, не отставай. Надо поквитаться с красными: их человек преставился там, наш должен преставиться здесь. Лучше даже два.

Дальше )

lex_kravetski: (Default)

Третьего дня был на выставке «Лицо города — Лик деревни», проводимой (о, горькая ирония!) Московским Центром Фотоискусства. Правда, выставочная часть, относящаяся непосредственно к «ликам-лицам» была далека от того чтобы занять все залы этого необъятного помещения, но пускали в Центр по единому билету, поэтому, отсмотрев саму выставку, я посетил и другие залы (впрочем, их экспозиция со времён прошлого посещения ничуть не изменилась, поэтому и сказать о них особо нечего. МЦФ, как мне кажется, вообще нацелен на превращение самого себя в статичный музей).

Демонстрируемые на выставке полотна выполнены не без изящества и их философская подоплёка вполне читается. Хотя видно, что основной автор представленного — Белянский — чересчур увлекается некогда освоенным им шаблонным методом передачи контрастов. Чуть ли не 90% представленного по сути является вариацией одного и того же приёма: плавного перетекания городских кварталов в деревенские пригороды, заключённого в рамки полотна. Не скрою, в трёх-пятиметровых масштабах такое впечатляет. Прорисовано каждое здание, каждая ветка дерева, буквально каждая травинка — правда, последнее весьма непросто рассмотреть. Тёмные городские закоулки эффектно обыграны завышенной гаммой, а в их деревенских аналогах гамма наоборот занижена, что создаёт ощущение особой теплоты деревенского быта.

Но всё это приедается. Не удаётся современному искусству затронуть те струны, которые с лёгкостью зацепляли фотомастера былых дней. Погоня за технологиями выветрила из фотоискусства его сокровенное правдолюбие. По сути и сама приставка «фото» остаётся скорее по инерции. Она — привычка, а не содержание. В нынешнем «фото» никакого фото уже не осталось.

На выставке я надолго остановился перед полотном всего один раз. Оригинально скомпонованный диптих являл собой как бы отражение своей левой части в правой (или правой — в левой, зависит от личных взглядов зрителя). Молодая девушка сидит на подоконнике многоэтажного дома и сквозь открытое окно созерцает раскинувшийся перед ней, — даже нет, под ней, — город. Её зеркальное отображение — другая девушка, тем не менее, внешне похожая на эту как две капли воды и отличающаяся только взглядом, — точно так же сидит на подоконнике деревенского дома и смотрит на муравейник. Глубина диптиха в том, что взгляд деревенской девушки куда как более живой и в глазах её гораздо больше интереса к наблюдаемому, нежели у её городской близняшки. Но самое приятное, что диптих, не смотря на физически присутствующую трёхмерность воспринимается всё-таки плоской своей проекцией — прямо как у мастеров прошлого.

Сначала я просто стоял и смотрел. Потом оценивал технику автора. Потом искал философский смысл произведения. И только в совсем отдалённом «потом» я начал думать, что же меня так привлекло в этой фотографии? И понял…

Ведь ещё в очереди за билетами я, чтобы скоротать время, рассматривал постеры с рекламой выставки. И на этих постерах, стилизованных под старину, были именно проекции. Сам того не понимая, я ожидал и на выставке увидеть всё то же самое — двумерные картины. Простую и естественную цифровую технику тридцатилетней давности. То самое, что наиболее подходило бы к выбранному направлению: поиску невидимых глазу аспектов души человека.

Я знаю, что подобных мне злопыхатели часто называют «олдфагами», то есть, пожирающими прошлое. Но такой термин неудачен и совсем не отражает сути — ведь не прошлое само по себе мне нужно. Мне нужна простота и естественность. Без лишнего и наносного, без нарочитой технологичности. Без максимализма, убивающего дух искусства. Я не отмахиваюсь от нового. Но только до тех пор, пока это новое не выхолащивает суть.

Ведь что может быть естественней уже позабытой цифровой матрицы? Свет, проходя через оптическую систему линз падает на двумерную цифровую пластинку, каждый сенсор которой честно передаёт то, что он почувствовал. Разве не так работает наш глаз? Разве не то же самое мы им видим? Но чего же нам тогда ещё надо? Форма и цвет — две составляющих чудесного среза реальности, представленной на фотографии. Форма и цвет — ничего лишнего. Остальное только портит впечатление. В реальной жизни мы, конечно, можем перемещаться вокруг объекта, но видимая нами картинка при каждом перемещении будет иной, не той же самой, что секунду назад. Роль фотохудожника — уловить эту картинку. Ту единственную и неповторимую. Тот локальный экстремум Прекрасного, который как раз и должен увидеть зритель.

Матрица, помещённая в корпус фотоаппарата, приправленная оптикой и максимально простой системой первичной обработки изображения — это кисть, которой старые фотографы рисовали свои шедевры. Наличие физически ощущаемого единого объекта — фотоаппарата, как бы являющегося продолжением глаза, заставляла их мыслить иначе. Совсем не так, как мыслят наши современники. Фотография отображала увиденное, а вся её постобработка сводилась лишь к тому, чтобы запечатлённое ещё сильнее совпало с реальностью. Именно поэтому при взгляде на старые фотографии так щемит сердце — мы ведь смотрим вместе с фотографом на кульминацию его наблюдений.

Многие даже не представляют себе насколько прекрасен каждый кадр на бумаге или на двумерном мониторе: эти вещи — удел редких уцелевших «олдфагов», всем же остальным подавай трёхмерные картинки, которые если и превращаются в двумерные, то только в результате проекции. Но проекция — это совсем не то. Ваши 3д-мониторы, господа, лишь жалкое подобие плоских. Вы говорите, что разрешающая способность полотен на два порядка выше старых цифровых изображений. Что глаз заведомо не способен различать цвета с сохранённой на полотнах точностью. Что 3д-монитор лишь чуть-чуть хуже передаёт зафиксированное на полотне — да и то, нужны приборы, чтобы обнаружить эту разницу. Что проекция по качеству передачи цветов на голову уделывает даже последние перед их окончательным исчезновением модели цифровых фотоаппаратов. Но в передаче ли цветов дело? В количестве ли точек на единицу объёма? Нет, разница в ощущении, господа. Современность технологически совершенна. Прошлое было совершенно духовно.

Дальше )

lex_kravetski: (Default)

 

Источник

 

– Гагарин

Гагарин оторвался от станка. Мастер стоял на железной лестнице, ведущей в цех из «аквариума» – стеклянно-железной будки, из которой просматривался весь цех.

– Топай сюда! – крикнул мастер.

Гагарин пожал плечами, выключил станок. Пошел к аквариуму. Ребята из бригады внимательно смотрели ему в след.

– Юрец, если там что… – начал кто-то, но он лишь махнул рукой: «Разберусь».

В «аквариуме», кроме мастера был новый управляющий. Молодой – всего на несколько лет старше Гагарина, да ранний. За пятно на плешивой голове его звали Меченым. Новый управляющий часто появлялся с немцами – хозяевами завода. Он бойко говорил по-немецки, вообще холуйствовал перед заводчиками, поэтому его называли еще Немецким Лакеем. По-русски он тоже говорил очень много и бойко – хотя с южно-русским произношением, откуда-то из Ставрополья был родом, – и всегда о том, что нужно работать лучше и больше, лучше и больше. Чтобы хозяева были довольны. Потому что хозяева дают рабочим работу, и те должны быть им за это благодарны. И в таком же духе.

– Здравствуй, Гагарин, – сказал Немец. Протянул руку.

Гагарин демонстративно сложил руки за спиной.

– Мне работать надо. График жесткий.

Управляющий, сделав вид, что не заметил игнорирования руки, подвинул стул.

– Ты садись, садись, в ногах правды нет.

– Постою, – сказал Гагарин.

Дальше )

lex_kravetski: (Default)

 

Рассказ гражданина Каганова. Правильный рассказ. Многие характерные черты весьма раскрывает.

 

...

 

– Алекс, ну это полный кошмар, – заявила она с порога, и голос ее дрогнул. – Не знаю, как вы с этим живете?

– Что случилось? – испугался я.

– Ничего особенного, – произнесла Женечка, сдернула накидку и, не глядя, бросила за спину.

Накидка упала на коврик прихожей, звякнув пряжками. Женечка испуганно обернулась.

– Ах да, – с отвращением произнесла она. – У вас же и вешалки не подхватывают... Как я могла забыть?

– Что случилось, Женечка? – Я шагнул к ней.

– Ничего. Ровным счетом ничего, – она поджала губы и вдруг выпалила: – Сперва лайнер заходит на орбитальную платформу под прицелом этих ужасных противометеоритных пушек! Я думала, Земля на военном положении! Думала, у вас война! Думала, вот-вот – и...

– Постой, но как иначе? Это же для твоей безопасности. Ведь метеориты...

– Для безопасности?! Для безопасности вести сирусянский крейсер под конвоем метеоритных пушек? А длиннющая очередь к таможенному терминалу – тоже для безопасности? Мимо полицейских роботов, вооруженных бластерами?

– Женечка, но ведь на любой транспортной станции должна быть охрана... Они же именно тебя защищают!

– А толкотня в посадочном блоке тоже должна быть? А хамство в маркете?

– Хамство? Ты побывала в маркете?

– Да, я зашла в маркет в порту чтобы купить воды! И меня моментально обхамили!

– Кто?!

– Уборочный робот!

– Как это? – растерялся я.

– Он сказал. Сказал: если вы закончили свой выбор, пожалуйста, пройдите к кассовому столу! Представляешь?

– И что?

– Как – что? Я – гражданка Сириуса, я высший примат! У меня галактический паспорт! Как смеет этот бак со щеткой мне указывать, чем мне заниматься?

– Ты ему так и ответила?

– Разумеется! Какое его вообще дело, закончила я выбор или нет?!! Это мое приватное дело!!!

– Тише, тише, Женечка...

– Это мое право – торчать в маркете хоть всю жизнь! И вообще, что за командный тон? Что за указания?!

– Ну... может, ты стояла в проходе, а ему надо было проехать?

– Это его проблемы! Он робот, я примат! Во что превратится цивилизация, если каждая щетка начнет указывать, куда пройти?! Где здесь ванна, черт возьми, в твоем доме?!

 

...

 

Рассказ целиком.

lex_kravetski: (Default)

Дорогой товарищ [livejournal.com profile] kommari написал произведение невероятной силы. В который раз снимаю шляпу.

 

***


31 декабря 1979 года.
СССР.

31 декабря 1979 года – за пять минут до наступления Нового, 1980-го года, советский народ с Новым Годом поздравил лично Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Леонид Ильич Брежнев. Это было немного необычно – последние несколько лет поздравления от его имени читал диктор Центрального телевидения Игорь Кириллов.

Поначалу ничего странного, однако, в поздравлении не было. Леонид Ильич упомянул о том, что Советский Союз оказал братскую интернациональную помощь Демократической Республике Афганистан, отчитался об успехах Союза за прошлый год в промышленности, сельском хозяйстве и культуре. Сказал о том, что Москва будет встречать в будущем году Олимпийские игры.

Когда до наступления 1980-го года осталась всего одна минута, Леонид Ильич посмотрел с экрана на многомиллионный советский народ, сидевший за празднично накрытыми столами у телевизоров и сказал:
– Как вы помните, товарищи, на 22-м съезде наша партия приняла программу построения основ коммунистического общества и пообещала, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме. Не скрою, многие считали, что это обещание невыполнимо. Но мы, коммунисты, привыкли отвечать за сказанное. И выполнять обещанное. Так нас учил Владимир Ильич Ленин, так мы и живем. Я хочу вас обрадовать, дорогие товарищи…

Леонид Ильич сделал паузу, откашлялся:
– С 1 января Нового, 1980-го года, наша страна переходит к коммунизму. Поздравляю вас, товарищи. Сразу после новогодних праздников Центральный комитет обратится в Верховный совет СССР с предложением о переименовании нашей страны в Союз Советских Коммунистических Республик. Ну а пока – с Новым Годом, дорогие товарищи!

От Львова до Владивостока, от полярных станций на Новой Земле до города Кушка на юге в стране наступила тишина. По телевизору играл гимн Советского Союза, но миллионы людей сидели неподвижно у своих телевизоров, забыв даже открыть бутылки «Советского шампанского». И, если бы эту тишину можно было бы перевести на русский язык, перевод был бы очень кратким: «ЭТО КАК?!»

4 января 1980 года.
США, штат Виржиния, штаб-квартира ЦРУ в Лэнгли.

– Давно не виделись, Джек! – сказал замдиректора ЦРУ, поднимаясь из-за стола и протягивая руку Джеку Вайнстоку, вошедшему в его роскошный кабинет.
– Давненько, – согласился Вайнсток. – А ты неплохо устроился, Билл.
– Конгресс пока не обижает. Как у тебя с женой?
– С Айрис? Ну, она решила оставить мне после развода только библиотеку. И кота Джона. Ее адвокаты роют носом землю.
– Сочувствую. Ну, и мне тут недолго осталось. Новый президент, новые люди.
– И что собираешься делать?
– Отдыхать. Сначала эта история с Ираном, потом Афганистан, теперь вот русские эти… с ума сошли.
– Да, я уже слышал.
– Собственно, Джек, я тебя за этим и пригласил.
Оба сели в кожаные кресла у окна, замдиректора предложил Вайнстоку контрабандную кубинскую сигару, сам тоже закурил.
– Что ты обо всем этом думаешь?
– О чем? – решил уточнить Вайнсток.
– О коммунизме в России.
– Бред какой-то. У русских последние несколько лет трудности с обеспечением страны продовольствием, огромные проблемы с потребительскими товарами. Какая-то авантюра… или…
– Или?
– Или неясная нам игра. Возможно, начинается некая политическая компания – связанная со сменой руководства. Одновременно – русские войска в Афганистане. Может, какая-то связь есть тут. Возможно, они готовятся войти в Иран? Но сейчас еще рано говорить – необходимо ознакомиться с информацией оттуда.
– Да, – сказал замдиректора. – Знаешь, Джек, вот тут как раз и проблема.
– Какая?
– Все дальнейшее – закрытая информация, – предупредил замдиректора. – В Лэнгли и Госдепе с 1-го января работают кризисные команды, которые отслеживают информацию из России. От наших дипломатов, от разведок, перехваты радио– и телепередач, прослушивания открытых и закрытых телефонных каналов – ну, как полагается.
– И?
– Все как обычно.
– В смысле?
– Никаких изменений.
Вайнсток нахмурился.
– Подожди, что за ерунда. Брежнев четыре дня назад объявил, что русские построили коммунизм, с первого января у них отменили деньги, перешли к прямому распределению всех потребительских товаров – и никаких изменений?
Замдиректора словно обрадовался и даже хлопнул себя ладонями по коленям.
– Ты понял! Именно так. Ни разгромленных магазинов, ни волнений, ни демонстраций владельцев счетов в их сберегательных кассах. Ничего. Тишина.
– А наше посольство в Москве что говорит?
– 1-го января у них все магазины были закрыты, кроме продуктовых. Там раздавали брошюры – вот эти. Их напечатали несколько десятков миллионов штук. В каких-то тайных типографиях КГБ.
Замдиректора передал Джеку очень тонкую книжечку в мягкой обложке, на которой кириллицей было написано:

«МЫ ЖИВЕМ ПРИ КОММУНИЗМЕ!»

– Прислано из России специальным самолетом. Всю ночь переводили, копия уже у президента.
– И что там?
– Ну, ты русский знаешь, полистай.
Вайнсток полистал.
«… отмена денег… все продукты, товары и услуги распределяются согласно потребностям…от каждого по способностям, каждому по потребностям… исполнилась мечта человечества».
– Потребностям? – задумчиво сказал Вайнсток. – Бред какой-то.
– Да. У нас сейчас в Лэнгли самый популярный анекдот: Россия, продуктовый магазин, на дверях объявление: «Сегодня потребности в колбасе нет».
Джек этот анекдот слышал раньше, но не мог не улыбнуться.
– Непонятно все это.
– Непонятно, – согласился замдиректора ЦРУ. – И именно поэтому я тебя сюда и пригласил. Джек, ты один из лучших специалистов по России, ты работал с нами еще со времен Кубинского кризиса – и мы хотим, чтобы ты отправился туда и на месте разобрался, что же, черт возьми, происходит в этой чертовой России!
И замдиректора со злостью воткнул сигару в пепельницу.

14 января 1980 года.
США, Нью-Йорк, международный аэропорт имени Джона Ф. Кеннеди.

Джек подошел к стойке, над которой было написано: ”AEROFLOT. USCR”
Стоящая за стойкой девушка приветливо улыбнулась, сказала, с легким акцентом:
– Привет! Могу я Вам чем-то помочь?
– Да. Я хочу купить билет в Москву.Дальше )

lex_kravetski: (Default)

 

Источник.

Всем настоятельно рекомендую.

 

 

Примеры

 

 

Вода

Сегодня директор отмочил корку. У нас в кулере вода кончилась, шеф заказал сразу двадцать бутылей. Светик спросила его нах столько, шеф объяснил: это будет последняя закупка.

Мы, оказывается, уже задолжали этой конторе тыщ десять, и шеф пообещал всё оплатить с перехлёстом. А сам подделал платёжку и отправил им с курьером. Они попались, как мальчики: привезли в тот же вечер все двадцать бутылей. Специально для нас маршрут изменили.

Шеф ржал, наверное, минут сорок в своём кабинете. А хули: в городе фирм, которые воду поставляют, немеряно. На несколько лет хватит точно.

 

 

Телефон  

Сегодня прикол был. У нас курьер есть, Вовочка. Молодой парень, лет 16-ти. И вот сегодня он трепется с кем-то по офисному телефону, а телефон директору понадобился. Сергей Петрович у нас человек прямой, так прямо и говорит Вовочке: "Кончай пиздеть, пидор". И трубку ему повесил.

Вовочка покраснел весь, но промолчал.

А вечером телефон перестал работать. Кто-то розетку телефонную из стены выдрал. Якобы случайно стулом. Но всем понятно, что это Вовочка. Сергей Петрович как узнал, рассвирепел как лось, и поехал к Вовочке домой, разбираться.

Я вот думаю: неужели этому дебилу сложно было не телефон портить, а банально ключами бомбу шефа поцарапать? И, желательно, не прямо сразу, а через несколько дней, чтобы неясно было кто?

 

 

Вовочка уволился  

Ко вчерашнему.

Сейчас заходил Вовочка. С фингалом под глазом и одним выбитым зубом. Забрал трудовую, сдал в кассу пять тыщ рублей штрафа. Зарплату, я так понял, за июль месяц он уже не получит.

Вот так вот портить казённое имущество.

 

 

Учительница  

Достала уже эта работа. Отпустили только в девять, пока с девочками пиво попил, до дома только сейчас добрался.

Была сегодня у нас живая учительница. Искала, дура, работу. Тридцать лет, два высших образования, симпатичная. Хотела репетитором-гувернанткой идти: у неё английский и французский.

Симпатичная, кстати. Я бы ей присунул с радостью. И сиськи нормального такого размера: с грейпфрукт каждая.

Шеф её к себе в кабинет пригласил, запер дверь на ключ. О чём-то они там тёрли минут десять. А потом дверь открылась, учительница вышла вся красная, за ней шеф. И шеф такой говорит ей вдогонку: "Ну и работай тогда как дура в своей школе за пять тыщ в месяц. С таким характером нормальной работы у тебя не будет".

Вообще, шеф прав. Все гувернантки сейчас с интимными услугами идут автоматом. Потому что если человек с деньгами нанимает гувернантку, он справедливо ожидает, что её можно будет трахать. И если та вдруг встанет в позу, то претензии предъявят нашему агентству. А на хуй нам это нужно?

Так что пускай возвращается в свою облупленную школу, учить детишек французскому. А через десять лет ей будет сорок, и она уже вообще никому не будет нужна.

Она сама себе злобный буратино: дала бы шефу, сейчас бы, глядишь, уже ехала бы на собеседование.

lex_kravetski: (Default)

 

– ...ответчика представляет сопредседатель компании Жерар Пуаре и адвокат Луиджи Тромп. Истец Эрни Хайднагер от адвоката отказался и будет отстаивать свою точку зрения сам. На этом слушание дела «Эрни Хайднагер против страховой компании ‘Краймер и Пуаре’ объявляю открытым».

Судья вытер пот со лба и ещё раз исподтишка окинул взглядом зал. Вроде бы ничто не мешало осматриваться открыто, однако истец излучал такой оптимизм, что судья на мгновенье сам почувствовал себя на скамье подсудимых.

У этого Хайднагера вид, будто он переел «таблеток счастья». Причём, сам лично же их перед этим и разработал. Вон он сидит, поглаживает своё небольшое брюшко карикатурно смотрящееся на довольно худом торсе. И всё время скалится. Всё время, ни на секунду не перестаёт.

Главное, дело-то простое донельзя. Примитивное дело. Но из-за этого вот оскала судья чувствовал себя не в своей тарелке. Будто от Хайднагера исходят какие-то тёмные эманации.

Где-то он ведь слышал эту фамилии. Нет, вроде не в газетах. Другой судья что ли рассказывал или откуда ещё?

– Ладно, – начал судья и осёкся от ощущения излишней неофициальности этого слова, – истец, изложите суть дела.

Последние слова почему-то прозвучали сквозь зубы. Однако Хайднагер после них вскочил так, будто его подбросила спрятанная в брюках пружина. И сразу же принялся тараторить.

– Суть моего дела крайне проста. Я обратился в компанию «Краймер и Пуаре» по поводу страхования своего автомобиля. Однако в страховке мне отказали.

– Отказали в выплате страховки? – уточнил судья.

– Нет. Отказались страховать. По закону же предоставлять страховку они обязаны. У страховой компании нет права отказывать в страховании просто потому, что им не нравится мой автомобиль.

– Это была их официальная формулировка?

– Практически да. Я разговаривал с господином, который сейчас выступает ответчиком. Предоставил ему все бумаги, а он сказал, что мою машину он застраховать не может. Я спросил, почему? На это господин ответил, что, цитирую, «никакая это не машина». Ваша честь, это оскорбление моего достоинства. Я очень люблю свою машину. Быть может, она неказиста, однако пока у меня нет денег на другую. Я уверен, что деньги скоро появятся, поэтому…

– Ваше будущее не имеет отношения к делу, – прервал Хайднагера судья, однако Эрни не унимался.

– Как же не имеет, ваша честь? Имеет. Причём, самое прямое отношение. И вы скоро это поймёте.

– Истец, не уходите от темы. Итак, все необходимые документы у вас были, однако господину Пуаре не понравился внешний вид вашего автомобиля и он отказал вам в страховании? Именно отказал, а не повысил коэффициент?

– Да, ваша честь, отказал. А когда я начал настаивать, он ещё и нагрубил. Считаю, что такое отношение…

– Это не автомобиль! – вдруг крикнул с места господин Пуаре, – ваша честь, вы сами посмотрите, никакой это не автомобиль!

– Ответчик, сохраняйте спокойствие. – судья стукнул молотком по столу, – говорить будете, когда вам предоставят слово.

– Однако, ваша честь, – вступил адвокат ответчика, – мой подзащитный имеет в виду, что прежде чем продолжать рассмотрение дела, вам следует взглянуть на автомобиль господина Хайднагера. Считаем, это многое прояснит.

– Ладно, – пошёл им навстречу судья и снова вздрогнул от неожиданно прорвавшегося неофициального слова, – истец, у вас имеется фотография вашего автомобиля?

– Конечно, ваша честь.

Эрни вынул из кармана флэшку и прошествовал к проектору. Дождавшись, пока секретарь включит проектор и настроит резкость, Хайднагер передал секретарю флэшку и указал на файл с фотографией. Секретарь щёлкнул мышью. Проектор за время их манипуляций уже практически прогрелся и эффектно, словно в заставке кинофильма, из темноты проявились очертания автомобиля Эрни.


 

Читать целиком

 

lex_kravetski: (Default)

 

отсюда

 

– Урааа

Вася вскочил и бросился к окну. Во дворе куча людей орала что-то и громко взрывала что-то китайское.

– Что случилось? – крикнул Вася. – Чего орете?

– Крамник взял ладью!!! – закричали во дворе. – Урааа! Крам-ник! Крам-ник!!

– Вы с ума все сошли! – возмутился Вася. – Я сейчас милицию вызову.

– Пошел ты! – обиделись во дворе. – Россия – вперед! По-бе-да!!

– Больные утырки! – крикнул Вася.

– Пошел ты! – повторно послали Васю. – Тебе во время футбола можно, а шахматистам нельзя?!

К утру Вася не выспался, потому что Крамник взял еще две пешки, коня и потерял слона.

 

Во вторник во дворе кричали «Пет-ро-сян! Пет-ро-сян!!»

– Чо офигели?! – возмутился Вася. – На кривое зеркало уже орете?

– Ты если не болельщик – не мешай! – крикнули со двора. – Наш штангист в толчке сто шестьдесят семь взял! Урааа!! Пет-ро-сян! Впе-ред, Рос-си-я!!

– Капец какой, а... – прошептал Вася...

 

– Мы всех перетерли!!!! – радовались в среду керлингисты. – Вперед, Россия!!!

 

– Крутим педали!!! – радовались в четверг велосипедисты и небо расцветало салютами. – Впе-ред!!!

 

– Стреляет очень нефигово наша Ксения Перова!! – скандировали в пятницу лучники. – Бывает стрельба плохая! Но чаще нам прет! Екатерина Харханова – крутая! Россия – вперед!!

 

– Закинет молот за стенку метательница Лысенко! – бесновались субботней ночью фанаты метания молота.

– Вы издеваетесь!!! – закричал Вася. – Дайте поспать!

– Мы не издеваемся! Мы мстим! – закричали со двора и добавили издевательски – Россия – вперед!

Profile

lex_kravetski: (Default)
lex_kravetski

April 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 08:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios