lex_kravetski: (Default)
Опять прочитал тонну жалоб на тяжёлую судьбу писателей, цинично обкрадываемых интернет-пиратами. И опять испытал приступ удивления.

Ну вот никак не могу привыкнуть к этой странной логике. Человек занимается какой-то деятельностью и хочет получить за неё стопицот. Вместо этого получает двадцать два. Какой из этого следовало бы сделать вывод?

«Меня обокрали»? Таки нет — те люди, которые что-то себе скачали, никогда не обещали тебе за это стопицот. Это ты сам про это себе намечтал.

Издатель пообещал но не дал? Так это к нему вопросы — с хрена ли он. Он говорит, что не дал из-за пиратов? Так это его проблемы — он ровно так же чего-то себе намечтал, а когда не сработало, тебя сделал крайним. И намекнул, что ты должность крайнего можешь передать дальше, после того как хорошо постараешься.

Дальше )
lex_kravetski: (Default)
В ходе «копирайт-войн» нашего времени почти не упоминается один серьёзнейший фактор: авторов на творческом рынке сейчас — слишком много. Предложение столь радикально превышает спрос, что, скажем так, реальная рыночная цена за экземпляр среднестатистического произведения близка к нулю.

Я окидываю взором свою коллекцию музыки и понимаю, что даже если я буду слушать по одному альбому в день, не повторяясь, то у меня на то, чтобы послушать всю коллекцию хотя бы по одному разу, уйдёт десять лет. Заметьте, это не вся музыка планеты — это, думаю, меньше десятой доли процента. А то и меньше сотой. Даже если ни одна группа больше никогда ничего не напишет, даже если исчезнут все композиторы, я, как и любой другой человек в мире, не сумею за всю жизнь послушать даже один процент уже существующего.

Я смотрю на френд-ленту в своём блоге. Если читать её целиком, то надо не менее четырёх часов в день. Если же читать и комментарии, то суток банально не хватит, чтобы прочитать всё написанное. На этом одном, ничтожно малом участке мира информационный поток уже превышает физические возможности человека.

Сто лет назад средний человек в среднем писал что-то условно-художественное довольно редко. Обычно это были письма, но и грамотными были далеко не все, и время на то далеко не все имели.

Дальше )
lex_kravetski: (Default)
Когда книги издавались на бумаге, кроме оригинала читатель оплачивал ещё и стоимость печати копий. Однако сейчас мы имеем дело с близкой к абстрактному идеалу чистотой понятия «информация»  — копию информации фактически делает сам её потребитель. И таким образом проблема некорректности нынешнего подхода к возмездному обмену информацией обнажается до степени полного неприличия, что мы наблюдаем в потоках злости, изливаемых так называемыми «правообладателями» на пользователей так называемого «нелицензионного контента».

Дело в том, что правообладатели совершенно естественным образом становятся не нужны обществу. Если раньше они занимались налаживанием типографских линий, поиском авторов, вёрсткой и прочими очевидно полезными вещами, то к настоящему моменту их функция неизбежно редуцируется до владения правами и требования на этом основании денег со всех подряд. Ничего кроме этого уже не предполагается. Даже авансы авторам давно уже стали редкостью. Несмотря на копеечность оных авансов.

Всем становится ясно, что рано или поздно и эту функцию они потеряют, как её потеряла феодальная аристократия, некогда переставшая состоять из профессиональных военных, но сохранившая прилагающиеся к сему привилегии. Естественно, осознание будущей утраты всех рычагов и, самое главное, доступа к халявной кормушке не может не вызвать паники.

И эта паника сейчас уже налицо: всеми возможным способами правообладатели пытаются стрясти с пользователей деньги за «лицензионный доступ к контенту». В их риторике звучит необходимость заботиться о благосостоянии авторов, однако их деяния на деле к означенной заботе почти что не имеют отношения. Это забота о самих себе, не более.

Читать целиком



lex_kravetski: (Default)
Тут коротенькое матерное вступление )

Другими словами, я совершенно уже теряюсь в догадках, хуже кого копирасты. Поэтому просто поделюсь историей. Которую процитирую… простите, злостно украду из блога её непосредственного фигуранта.

Некий чел, видимо, широко известный в узких кругах авангардный фотограф — судя по демонстрируемым в посте и комментах безднах интеллекта — выложил у себя на сайте свои фотографии. Некоторые из них распечатала читательница его сайта с целью повесить себе на стену. Что, кстати, и проделала, о чём сообщила автору, не подозревая о его правовой ориентации.

Что в этой ситуации сделал бы нормальный человек? Ну, написал бы скромный ответ про то, как он рад, что его фотографии нравятся. Одной рукой — другой бы он удерживал широко расползающуюся тщеславную улыбку. Но нет. Не тут-то было. Даже у Хэтфилда с Ульрихом во времена их заруб с Напстером не повернулся язык ответить фанату, спросившему, что с ним будет за скачанный им альбом Металлики, «да мы тебя, гада, в тюрьме сгноим». Даже временно потерявшие остатки чести и совести музыканты выдавили из себя что-то типа «да ладно, слушай, мы, типа, против тебя ничего не имеем».

В общем, фотограф сразу же зашёл с козырей и сообщил девушке, что она, сцука, вконец охренела. Нет, не сразу, на третьем комменте — держался как мог. В первых двух, он выяснял, где же она их взяла. Оказалось, у него на сайте, как я говорил выше. Но, внимание, с точки зрения копираста-авангардиста, напечатав его фотографии для вывешивания у себя на стене, девушка его цинично обокрала. Да-да. Нарушила закон.

В головах особо Альтернативно Одарённых существуют ещё более идиотские законы о правах копирования, чем в реальности. Там, в их голове, люди, которые распечатывают скачанное из открытых источников, — нагло и цинично воруют. С их точки зрения исключительное право автора — это право, цинично краду, «разрешить или запретить любое действие с объектом его авторского права». Это, я считаю, охрененно. Судя по всему, производители туалетной бумаги запросто могут объявить выпускаемые ими рулоны объектом авторского права и засадить Особо Одарённого Копираста в тюрьму за то, что он вытирал себе жопу купленной в магазине туалетной бумагой без их разрешения. А если этот клоун процитирует часть моего поста у меня же в комментах, чтобы мне ответить, то его вообще сразу же расстреляют за кражу моих слов.

Дальше )
lex_kravetski: (Default)
Озвученные в прошлой статье соображения осмысляет дорогой товарищ Вассерман (его статья, впрочем, появилась раньше, так что технически это я те же соображения осмысляю).

По ходу обсуждения в моём ЖЖ проявления в деятельности Российского авторского общества преступной сущности юридической фикции "интеллектуальная собственность" [info]tomtimtom указал на заметку [info]sha_julin о феодальной сущности побора с цифровой техники. Прежде всего полагаю необходимым указать, что распределяться этот побор будет также феодальным образом. Ни сам Михалков со своими подельниками, ни всё наше государство, ни какая бы то ни было иная организация не располагает техническими средствами для определения реальной популярности конкретных произведений и авторов. Следовательно, собранные средства будут раздаваться не тем, кто их и впрямь заслуживает, а тем, кто убедительнее прочих докажет свою популярность среди тех, кто ведёт какой-либо официальный учёт (от издателей до программных директоров радиостанций, чьи симпатии, как давно известно, определяются не только открытым рынком).

Но куда важнее, что сам этот побор -– лишь одно из множества звеньев процесса феодализации всея Руси. Парламент (не только общефедеральный, но и практически любого уровня), бездумно штампующий любые решения аппарата исполнительной власти, вряд ли уместен при капитализме. Чиновник, считающий свою должность всего лишь инструментом извлечения денег из окружающей среды, также не вполне типичен для идеального рыночного общества. Крышевание -– откровенное и точное воспроизводство феодальной "защиты в обмен на дань". Увольнение "по утрате доверия" как раз того из крупных чиновников, кто ведёт основную часть своей деятельности открыто и поэтому не стесняется высказывать мнение, идущее вразрез с генеральной линией -– классический пример феодальной трактовки понятия лояльности. Глава государства, посвящающий ежегодное послание второ– и третьестепенным проблемам, касаясь главного лишь вскользь и косвенно, вряд ли всерьёз опасается предстоящих демократических выборов.

Несколько утешает разве что сознание: мы не одиноки во Вселенной. Утратив стратегический противовес в виде мира социализма (где феодальные мотивы также отчётливо просматривались, но -– как и в классическом феодализме -– официально подчинялись неким высшим целям, признанным важнейшими не только в сей жизни, но и в будущей), рыночный мир стремительно феодализуется. Транснациональные корпорации мало чем отличаются от баронов-разбойников, чьи владения, разбросанные по всей Европе, позволяли уходить от нежелательных аспектов юрисдикции любого сюзерена. Лоббисты, продавливающие сквозь коридоры власти интересы нанимателей, похлеще серых кардиналов эпохи Ришельё. Да и манипулирование сознанием масс у нынешних политтехнологов поискуснее, нежели у католических проповедников.

Словом, не мы одни проваливаемся из XX века прямиком в X. На этом пути нам тоже пока лишь предстоит, как призывали лозунги советских времён, догнать и перегнать Америку.

Хотя грамотная стратегия, как известно, предписывает обгонять, не догоняя. Именно так мы поступили в советское время: на основе надёжного теоретического прогноза вычислили, куда придёт весь мир при плавной эволюции, и переместились туда революционным путём, обойдя множество тупиков и ловушек. Нынешняя феодализация -– несомненно тупиковая ловушка. Следовательно, её можно избежать. В крайнем случае -– вернувшись в социализм и уже оттуда двигаясь более грамотным, нежели при Хрущёве и Горбачёве, путём: опыт-то у нас уже есть, так что можно понять, куда впредь не ходить.

Что же касается Никиты Сергеевича Михалкова и его новой организации, то надлежит отметить: потомок многих поколений русских бар -– с барской тягой к комфорту, с барским презрением к нижестоящим и с барской же готовностью вылизывать всякое вышесидящее седалище -– несомненно прекрасный исполнитель роли феодализатора всего связанного с творческой деятельностью. И затянувшийся пережиток феодализма в рыночном обществе -– ограничение права копирования результатов творческой деятельности вместо поиска более эффективных путей её вознаграждения -– ему вполне к лицу. Как и сам он к лицу нынешней российской -– феодальной -– власти.

(источник)


К слову сказать, я забыл упомянуть о ловком психологическом манёвре. Нас уверяют, будто тотальный копирайт — это то самое прогрессивное и современное, чего нам так не хватает. Фактически, говорят, мы все погрязли в воровстве информации, что изо всех сил вредит прогрессу и тем самым закатывает нас обратно в прошлое. Типа, «если хотите в будущее — покупайте наш копирайт».

На самом же деле, наш переход из средневековья в современность был обеспечен во многом наоборот как раз отменой повсеместно царствующего «копирайта». И технический, и общественный прогресс были вызваны и стимулированы именно «освобождением» информации.

Был снят запрет на грамотность для простого населения. Библия, которую ранее имели право читать только посвящённые, стала доступной к общему прочтению — это положило начало как распространению общефилософских идей, так и атеистических. Секреты гильдий и семейных фирм вырвались наружу (по иронии судьбы как раз благодаря особого рода «копирайту» — патентному праву). Ранее только лишь переписываемые книги стали серийно печататься. Учёные получили возможность гораздо более лёгкого обмена своими интеллектуальными «продуктами».

Современный копирайт создаёт строго противоположное: он накладывает всё более сильный контроль на освобождённую ранее информацию. Фактически он вводит как минимум имущественный ценз на доступ к науке и культуре. А если смотреть шире, то и право притормозить любое научное знание или культурное явление на неопределённый срок.

Ну а с помощью усатого налога, в том числе, можно совершенно легально перераспределять ресурсы в пользу выгодных малой группе лиц произведений, всех остальных вообще не спрашивая. Если сейчас граждане хотя бы формально могут спросить у выбранных ими представителей власти: «а с хрена ли вы наши налоги тратите на такую фигню»? То в новой схеме — уже нет. Хозяин этих средств теперь, — простите за каламбур, — Барин.




lex_kravetski: (Default)
Часто встречаю утверждение, будто в России всё так некомильфойно, потому что, дескать, в ней построен не капитализм, а феодализм. В «нормальном» капитализме, дескать, и трудящимся хорошо и предпринимателям, у нас же всё попросту не капиталистично, а феодально, и ввиду такого неприятного расклада кругом бедность, развал и раздрай.

Тут я завсегда объясняю: отнюдь, граждане, это — самый настоящий капитализм. Более даже настоящий, чем на Благословенном Западе. Просто там, у них неометрополия, а у нас тут периферия. Ресурсы в метрополию тянутся со всего мира, в том числе и с нас, поэтому там их гораздо больше. А вот то, что ресурсы сии перепадают не только крупному капиталу, но и наёмным работникам — это уже не капитализма заслуга, а социалистических элементов в нём. Введённых в тамошний капитализм из-за его былого противостояния с прогрессирующей мировой социалистической системой. Грубо говоря, чтобы тамошние рабочие, не воодушевившись социальными успехами соцстран, тамошним капиталистам не вломили. Сейчас, вот, СССР рухнул, положительный пример исчез, поэтому соцпрограммы сворачиваются, да и все стадии производства стремятся туда, где рабочая сила дешевле. В первую очередь, конечно, мануфактурный элемент, однако со временем туда и менеджерский и научно-технический уйдут — даже сейчас уже переходят. Не сразу перешли только потому, что в местах с дешёвой рабочей силой специалистов требуемой квалификации мгновенно произвести не удалось.

В общем, самый настоящий капитализм с егойным звериным оскалом. И концентрация больших масс населения у черты бедности, и сращивание капитала с властью — самые обычные, более того, ключевые капиталистические черты. Капитализм, собственно, это не есть стремление облагодетельствовать население, это — переход власти от земельной аристократии к промышленной.

Оттуда же и устранение феодальных институтов — промышленное производство не так сильно привязано к территориям и юрисдикциям, поэтому закрепление работников за территориями, в свою очередь, принадлежащим феодалам, ему мешает.

К чему я это? Это я к тому, что при подавлении коммунистических сил, тянущих капитализм к тому блаженному состоянию, в котором он пребывал в восьмидесятых, неизбежно возникнет феодальная реакция. Которая наравне с истинно капиталистической потянет население Золотого Миллиарда в те самые жопы, в которых проживают миллиарды остальные. То есть, в сторону капиталистических Бразилий, Индий, Колумбий, Нигерий и прочих стран, находящихся за пределами Топ-30. Оскал капитализма станет ещё более оскаленным и к нему вдобавок прибавятся ещё и элементы феодализма.

Один из таких элементов я узрел воочию, прочитав статью дорогого товарища [livejournal.com profile] sha_julin.

Наша славная Госдума приняла закон об отчислении 1% стоимости любых носителей информации и записывающей и воспроизводящей аппаратуры в пользу обладателей авторских прав. Тот самый нашумевший «закон о болванках».

Недовольство этот закон вызвал почти у всех. Но одни говорят о несправедливости таких сборов, другие о том, что разворуют, третьи — о том, что список облагаемых сбором велик и абсурден. Все в чём то правы, но все говорят о разном. Многие понимают суть явления, но не разъясняют непонявшим.

Есть даже ссылающиеся на Германию, где якобы есть аналогичные сборы, но значительно более крупные.

То есть все понимают, что «один разделить на два — это поллитра, но обосновать не могут».

Так что же такое «налог на болванки»? Начнём с краю — в Германии такой херни нет и быть не может. Когда разберёмся — поймёте, почему.

Итак, государство собирает налоги, оно имеет на это право и может обложить налогом что угодно. Тот же подоходный налог — это по сути налог на право получать доходы. И он не маленький. Государству налоги необходимы, так как на них содержится весь государственный механизм. И все это понимают. Налоги могут собираться на какие-то конкретные нужды, адресно, а могут и просто для общего наполнения бюджета.

Так что же так сильно, кого интуитивно, а кого осознано напрягло в «налоге на болванки»? Да то, что это НЕ НАЛОГ. Это больше напоминает худший вариант средневековой ренты. Ведь налоги имеет право собирать только государство и оперировать ими должны государственные институты.

Но РАО Михалкова — не государственный институт. Это «некоммерческая общественная организация». Общественные организации, частные лица, фонды и т.д. НЕ ИМЕЮТ ПРАВА собирать с нас налоги. Иначе это уже не налоги, а вымогательство, рэкет. Вот ничего я у этой организации не брал и не заказывал — значит имею право посылать её и ничего ей не платить.

Право — это вообще вещь интересная. Право может выходить за рамки закона, охватывать те области, что законом не охвачены. А вот закон за рамки права выходить не может. Иначе такой закон неправовой, неправомочный. Он не имеет правового содержания и является политическим произволом.

И вот сейчас наша невежественная и враждебная людям Госдума издала неправомочный (неправовой) закон. Она выдала право некой общественной организации и частному лицу, Михалкову, СОБИРАТЬ С НАС НАЛОГИ


Что тут важно, на мой взгляд? Тут важно возрождение феодального института. Фактически, от государства выделилась некоторая его часть, государству подконтрольная лишь косвенно, но получившая в своё распоряжение одну из функций государства. Такое, конечно, бывает в регулярном порядке. Например, денюжки в США штампует частная организация, которая потом эти денюжки продаёт государству.

Дальше )
lex_kravetski: (Default)
Современное.

Написал программу из одного байта. Вот она, в кавычках: « ». Символ «пробел». Компилируется для любого языка. И интерпретируется тоже. Не запускается, правда, но тут уж, как говорится, «не нравится — не пользуйтесь».

Теперь собираюсь выпустить эту программу на дисках. Тиражом десять штук. И продавать каждый экземпляр за миллион долларов.

Многие спросят: а в чём цимес? Где радость? А я отвечу: это — современное бизнес-решение. И цимесов в нём целая куча.

Теперь я смогу идти к любому программисту и требовать с него отступных, поскольку он использовал мою программу внутри своей. Кроме того, целиком. Это вам уже не цитирование, нет. Использованы все сто процентов моего кода. Причинённый мне ущерб, как легко догадаться, — миллион долларов за раз. Ведь именно такая средняя цена моей программы на рынке.

Её к тому же не один раз использовали, а многократно. То есть, воровство моей интеллектуальной собственности очевидно поставлено на поток. Воруют не одну копию, а сотнями тысяч копий каждый. Вдобавок каждый ещё и распространяет сотни тысяч копий моей программы. Запереть можно фактически любого, у кого есть компьютер. Да чего там — авторучка. Они ж, гады, текст моей программы ещё и в газетах печатают, в свои отчёты вставляют и даже в личные письма. Не спрашивая моего разрешения и не платя гонорара. Все, все мне должны теперь миллиарды. И, что приятно, даже патент не нужен: по факту публикации я уже и так автор (можете пока пользоваться — пока рыночная цена не определилась).

Товарищ, вон, хитрую последовательность символов придумал, так для неё пришлось метод написания программы патентовать — копированием и удалением. У меня лучше гораздо, поскольку метод неизменен: просто писать код.

Сам символ пробела патентовать нельзя: он — общественное достояние. Однако программу из пробела вполне можно закопирайтить, какие проблемы?

Особо хитрые попытаются отмазаться. Они, дескать, мою программу использовали только как составную часть, а остальное, — очень много, — от себя написали. Поэтому, типа, не виноваты. А я сошлюсь на другой закон: недопустимость модификации. Очевидно же: подонки мало, что использовали мою программу многократно и нелицензионно, так ещё и изменения в код внесли. Они взломали мою программу, мерзавцы. Очевидно при изменив функциональность, с целью обойти защиту. Моя программа ведь компилировалась, но не запускалась (или запускалась, но без результатов), а у них либо запускается, либо не компилируется. Налицо адский хак. Тут уже пожизненное светит: за совокупность прегрешений.

Эти пираты имели даже наглость ставить под моей программой свою подпись. Не указывать меня, МЕНЯ даже в числе соавторов.

Итак, многократное нелицензионное использование, присвоение авторства и внесение модификаций в код. Самые страшные грехи современности. Такое нельзя прощать. Но и пожизненно засадить полмира тоже не выгодно (кто тогда будет на меня работать). Я тут что подумал, а пусть мне каждый ежемесячно отдаёт 90% своих денег и тогда будем считать конфликт решённым полюбовно. Я ведь такой добрый.

Все честные люди должны меня поддержать. Факт воровства моей интеллектуальной собственности очевиден. Слова халявщиков и нищебродов, как всем понятно, проистекают из их жадности, поэтому в учёт приниматься не должны. К чему ведь приведёт отсутствие поддержки со стороны общественности? К исчезновению программ. Я трудился, много думал, проводил маркетинговые исследования, а халявщики пришли и взяли готовое. Безо всякого мне материального вознаграждения. Буду ли я снова думать и трудиться? Нет, само собой: у меня же всё равно всё украдут. Никакой мотивации, одно расстройство. Кроме того, закон есть закон, хороший он или нет — соблюдайте.

Я ведь ещё и о пользователе думаю: на вырученные деньги не только будут покупаться яхты и острова для меня лично. На эти деньги ещё будет осуществляться поддержка лицензионных пользователей. Улучшение программы. Разработка новых версий. Выпуск бесплатных апдейтов (размер которых обычно будет меньше длины самой программы не более чем на один байт — беспрецедентный случай, вы фактически получается вторую программу, заплатив только за первую). То есть, это ещё и пользователям выгодно.

Кстати, это не только программа, это ещё и музыкальный альбом. И фильм. И даже картина. Никто не уйдёт от правосудия!!!

Вам, например, уже хочется написать критический комментарий. Но подумайте, сколько раз в вашем комментарии будет нарушено мое авторское право? Вот. Вы, критики, — ровно такие же алчные нищебродские халявщики. Как мою программу нелицензионно использовать, так все горазды. Как заплатить — не дождёшься (до издания программы на дисках оплата принимается в виде башляния за ЖЖ). И как с вами разговаривать без юристов и адвокатов? Никак. Сволочи, враги прогресса.


Update: Я вычислил самых адских пиратов. Это — производители бумаги. Они тиражируют мою программу в неподдающихся воображению количествах.
lex_kravetski: (Default)
Даже те, которые вы ещё не написали. Каким образом? Об этом повествует занимательное видео. Видео, правда, на английском, поэтому тонкий стёб сумеют заценить не все.

lex_kravetski: (Default)
В схеме распределения контента по подписке был один вопрос: как стимулировать подписчиков выставлять оценку отсмотренному — оценка, напоминаю, повышает или понижает долю обладателя прав на контент в распределении абонентской платы. Так вот, имелась претензия, что подписчикам лень будет жать на единственную кнопку, дабы поставить оценку.

Однако я неожиданно понял, что решение лежит на поверхности: по выставленным оценкам можно считать корреляцию с другими оценками по всем пользователям и данному конкретному предлагать сервис поиска, согласно выставленным им оценкам. То бишь, по запросу предлагать ему фильмы, которые наиболее часто отмечали те, кто выставлял оценки примерно так же как он. Такие сервисы уже работают на ряде сайтов (типа LastFM) и в общем-то людям нравятся. Ради такого, есть мнение, на кнопку нажимать таки будут.
lex_kravetski: (Default)
Граждане тут между делом в качестве примера о необходимости безраздельной материальной благодарности гениальным авторам привели Моцарта (см. «всякие там врачи неуникальны, а произведения Моцарта живы до сих пор»). Так вот, сообщаю: гениальность Моцарта была современникам настолько очевидна, что его захоронили в общей могиле. Про памятник я даже не говорю — в общей могиле, даже без таблички. До сих пор неизвестно, в какой именно. При жизни Моцарт тоже не особо жировал, а временами даже погружался в нищету. Поэтому каждому должно быть на его примере очевидно: без должного содержания композитор фиг чего напишет. Без горы золота за каждую мелодию не будет вам никаких гениальных музы́к. Только за безразмерное вознаграждение.

Вы, пацаны, чтобы так не палиться хоть бы примеры другие подбирали. Стивена Кинга, скажем. Этот, правда, поначалу жил в трейлере и не имел средств даже на визит ко врачу с собственным грудным ребёнком, а во время написания первых рассказов и романов, как раз и сделавших его известным, работал чернорабочим в прачечной, зато теперь — топовый автор. Тут хотя бы можно предполагать, что это он ради будущего богатства творил. А с Моцартом, увы, промашка вышла. Надо как-то внимательнее, пацаны.

Например, вот, Битлз. Хотя нет, они от звонка до звонка трубили в каком-то занюханном гамбургском клубе за гроши. Ладно, с Битлз тоже не склалось. Но с кем-нибудь обязательно выйдет. Хоть кто-нибудь да докажет на своём примере, что без мега-баблоса всё искусство в одночасье помрёт.

Среди гениев и мастеров вообще с запредельными богатствами не всё так здорово. Портят они регулярно своей биографией всю стройную теорию. То граф-писатель какой в лапти оденется и по Руси пойдёт (хотя мог бы купоны стричь), то профессор из Оксфорда сказки чисто для развлечения родственников напишет, а они — ба-бах и в дамках неожиданно, а то математик-фотограф знакомых девочек своими фантазиями развлекает, не подозревая, что на этих фантазиях чуть не вся английская литература держится. Благо хоть кто-то в миллионеры выбился. А кто-то даже и сознательно. Но их, зараза, мало. Не ценим, не ценим мы пока ещё гениев.

Я тут вот что подумал. Про Моцарта, выходит, никто не знал, что он — на века. Хотя, казалось бы, очевидно. Но не угадали. То есть, такое ответственное решение никак нельзя доверить сирой и убогой толпе. И подождать эти самые века тоже нельзя — на хрена гению ваши деньги, когда его уже и на свете нет. Поэтому не убогое быдло, а кто-то умный должен оперативно решать, кто для вечности, а кто просто погулять вышел. Лучше всего, конечно, — сам же гений: если даже гений не знает, то вы-то и подавно.

Так вот, пацаны, не повторяйте ошибок австрийцев, державших Моцарта в нищете и даже похоронивших его где попало, срочно зашлите Лексу — вашему местному гению — денег. Для начала сколько есть, ну а потом уже и безразмерно. Не́ дай бог брошу я писать по причине малой оплаты и всё тогда, приехали — без гениального останетесь.
lex_kravetski: (Default)
Про копирайт неоднократно уже писал, теперь надо бы ещё про авторское право прибавить.

Итак, единственное неотъемлемое авторское право — называться автором своих произведений. И вот это право должно быть неотчуждаемо ни в каком случае: автор не должен иметь право продать своё авторское право. Некто посторонний не должен иметь право купить авторское право. Авторское право можно только оспорить — если кто-то его себе присвоил. При этом, если некто, сделавший, например, изобретение позже первопроходца, заведомо не мог знать об оном изобретении, то авторство они должны поделить. В ином случае выйдет хрень: кто-то что-то изобретает и ждёт, пока кто-то другой это внедрит. А потом выскакивает с радостным криком «это я тут главный!». Вы, типа, права не имеете. Нафиг такое. Не внедрил — ты не единственный автор.

К слову сказать, ещё в детские годы я придумал концепцию электронных книг и гарнитуры для телефонов. Лет ещё в десять. Причём, не только в общих чертах высказал идею, но даже описал, как такое можно реализовать. Фигли, я тут теперь главный. Башляйте мне за каждый экземпляр.

Авторское право — знак качества. На произведении и на авторе. Читателям он говорит, следует или не следует читать/слушать/доверять сотворённому. Потенциальным работодателям и почитателям/критикам же знание об авторе произведённого даёт возможность оценить целесообразность осыпания автора деньгами и почётом. Или презрением, как вариант.

Никто не должен иметь права поставить свою подпись под тем, в создании чего он не участвовал. Никто не должен иметь права вычеркнуть кого-то из соавторов, если тот участвовал. Но и никто не имеет права требовать перестать указывать его авторство, если про это авторство кто-то вдруг прознал. Если текст не изменён — ты автор. Хочешь ли ты, чтобы об этом знали, или нет. Нанял писать за себя «негров» — авторы они. Издатель по требованию должен вычеркнуть заказчика из числа авторов и вписать «негров». Да-да, само собой, после экспертизы. Указать на книге не настоящего автора, это как на банке с «отвёрткой» написать «состоит из натурального апельсинового сока» — обман потребителя.

Автор не имеет права как либо препятствовать распространению им содеянного Иначе обязательно найдутся клоуны, тормозящие прогресс запретом на использование ими якобы изобретённого. Хочешь, чтобы никто не узнал, — не говори. Хочешь, чтобы никто такого как ты придумал не делал, — снова никому не говори. Но если кто-то догадался сам, не имеешь права мешать. Хоть ты сформулировал физический закон, на него не твоё право. Закон и без тебя был. Написал текст — с хрена ли никто больше не может написать подобный? С хрена ли кто-то обязан помнить, что ты его написал, и осведомляться у тебя, можно ли кому-то пересказать прочитанное. Информация никому не принадлежит. Принадлежит только право её по собственному желанию не разглашать, да и то не всегда — ибо показания в случае чего гражданин давать обязан, а распространять о ком-то порочащие того слухи, напротив, права не имеет.

Вообще, сама идея, будто автор имеет право запретить пересказ его трудов — из области контроля, блин, за мыслями. По сути, это попытка запретить думать. Более того, запретить думать о том, о чём сам же думать и побудил. Это уже не «всевидящее око Старшего Брата» даже, это — вообще запредельный и принципиально не выполнимый абсурд. Я, значит, прочитал книгу и теперь с какого-то хрена не имею права её с друзьями обсуждать, им её сюжетные ходы пересказывать, процитировать понравившийся (или наоборот сильно непонравившийся фрагмент)? Да не вконец ли охренел такой автор? Он мне ещё будет указывать, о чём мне можно рассуждать вслух, а о чём — нет. Тоже кровавый гэбень выискался.

Я не удивлюсь, если автор в ответ на мои рассуждений выкинет меня из своей квартиры или потрёт мои комменты у себя в блоге, но в своей квартире и в своём блоге — моё право говорить что думаю. Чай не госсекреты обсуждаем.


При очевидно доказанном авторстве автор должен иметь право в течение какого-то времени получать отчисления с прибыли в заранее определённой для всех авторов доле. При этом, если авторов несколько и они не соавторы, а независимые изобретатели, то отчисления получает тот, по чьим публикациям собственно и стартовало производство. Если кто-то не получает с используемого интеллектуального продукта прибыли, то и автору он материально не обязан. Морально — да, обязан сто пудов. И фамилию его, если помнит, в момент цитирования назвать, и поблагодарить, и подарок на ДР заслать. Можно даже деньгами. Определённая заранее доля призвана обуздать вконец охреневших издателей, которым автор чуть не сам доплатить уже должен, чтобы они его книгу издавали. Вторая же часть — дабы вконец охреневший автор не пытался рулить всем человечеством только на том основании, что он что-то там придумал.

Тут, что характерно, везде фигурирует автор, а не обладатель копирайта. Копирайт — зло. Авторы — преимущественно добро. И хотя право автора на долю в прибыли не является неотъемлемым, из чувства справедливости поделиться с автором всё-таки следует.

Никто не обязан авторам за использование фрагментов, малых по отношению к общей массе производимого (долю, считающуюся малой, обратно же, можно оговорить законодательно). Журналист не должен платить какому-то хрену только из-за того, что в статье журналиста были два предложения, такие же как в романе какого-то хрена. Если форма кузова автомобиля кому-то отдалённо напоминает какой-то другой автомобиль, никто никому не обязан. Это враньё, что «автор всё сам придумал, а у него кто-то другой увёл идею, а сам не придумал ничего». Никто не придумывает с нуля. Абсолютно все авторы чем-то вдохновлялись, имели определённый багаж произведённых другими знаний, где-то что-то слышали, а потом переформулировали (а то и вообще чуть не слово в слово перепечатали). Если за такое требовать оплаты (или, тем более, пытаться пресечь повторное использование и распространение), то вообще все всем должны и запретить «по авторскому праву» можно хоть даже дышать кислородом. Ясен перец, новый автор вдохновлялся произведениями некоторых старых. Но и они, блин, тоже вдохновлялись чужими произведениями. Что теперь, будем передавать деньги по цепочке?

Издатель не может уменьшить долю автора. И увеличить тоже не может. Этим давление на начинающих авторов снимается. И снимается давление продолжающих авторов на всех остальных. Издатель не может запретить автору распространять любым иным способом то, что этот автор сотворил. И другому издателю тоже такого запретить не может. Автор же не может запретить издателю его издавать — может только отказаться от своей доли и/или настоять на неприкосновенности произведения (то бишь, издатель не имеет права что-то там от себя вписать в чужую книгу). Издателю не выгодно? Ой. А в ином случае не выгодно автору и читателю. При этом, есть мнение, эти оба два поглавнее в данном процессе будут.

Надо отметить, что современное авторское право далеко не так абсурдно, как копирайт, но тоже свои недостатки имеет. Как надо, я выше сказал. Что-то уже и так — так, что-то — нет.
lex_kravetski: (Default)

Само собой, за весь геймдев не скажу, поскольку никто в мире лично во всём геймдеве разом не участвовал. Продюсер он, издатель, директор фирмы, программист или менеджер — всё одно, как максимум видел n проектов и ещё об m проектах слышал. Однако даже услышанное и попробованное некоторые закономерности обнаруживает.

Которые, впрочем, имеют место быть и при разработке любого другого софта.

Собственно, всё это имеет непосредственное отношение к теме копирайта и предложенных моделей распространения. То есть, относится к вопросу «почему нынешняя модель донельзя кривая и в её рамках положение вещей не поправить».

В общем так, с одной стороны поступают заявления, что, дескать, скачивание игр и покупка их у пиратов убивает на корню весь геймдев, лишая программистов и прочих разработчиков средств к пропитанию. С другой стороны, разъярённые пользователи заявляют, что неоднократно покупали игру, которая оказывалась совершенно неиграбельным калом, не смотря на хвалебные рецензии в журналах и щедрые обещания издателей. Деньги за такую игру разумеется никто покупателям не возвращал. То есть, говорят покупатели, их банально развели на деньги, а раз так — хрен они теперь чего купят, кроме как постфактум скачанное где-то и проверенное на качество таким вот образом.

В версии покупателей, надо отметить, есть гораздо более суровый резон, нежели в версии сторонников копирайта. Во-первых, скажу я вам, продажи не кормят программистов. Программистов обычно кормит издатель. Который обеспечивает им зарплату на годы раньше начала продаж. Конечно, издатель надеется отбить деньги и даже получить прибыль на будущих продажах, однако случись у него сомнения в возможности отбить вложенное — проекта просто не было бы. То есть, программисты ни хрена не голодают по вине пиратов. Они как максимум просто не находят работу. Зато вот по вине издателей задержки зарплат в геймдеве ещё совсем недавно были обычным делом. Впрочем, может быть и сейчас так.

«Издатели» тут не совсем точное понятие. Схемы обычно несколько более хитрые. Иногда, например, сама же девелоперская фирма является и издателем тоже. В общем, «девелопер» тут — тот, кто производит, а «издатель» — тот, кто распространяет результат производства. Это как бы сущности, а не физические объекты.

Что само по себе, конечно, не исключает «смерть геймдева». Можно ведь представить ситуацию, когда издатели, побоявшись заведомой убыточности любого проекта из-за пиратства, просто перестанут их финансировать. Правда, внутренний голос сразу подсказывает, что в таком случае единственный оставшийся в мире игровой проект будет прибыльным, не смотря ни на каких пиратов. Иными словами, пиратство может привести максимум к сокращению количества игровых проектов, а не к полному их исчезновению. Но не суть.

Суть в том, что причина убытков издателей, — которые как раз единственные и страдают от пиратства, — не только в уменьшении количества проданных копий. Как уже неоднократно говорилось, взявший что-то забесплатно далеко не обязательно купил бы это за деньги. Тем более, судя по стандартному лицензионному соглашению, лицензия ему вообще ничего не гарантирует: «Вы берёте нашу программу в аренду, как есть, не имеете права ничего исправлять и права трындеть как всё плохо тоже не имеете. Вы имеете право позвонить в службу поддержки, прождать пару часов нашего оператора и послушать ценные советы про обновление драйверов и переустановку системы» — вот типичное соглашение. Конечно, с таким соглашением лицензия нафиг не нужна. Вот если бы были гарантии…

Но гарантий не будет. Просто потому, что геймдев сейчас вошёл в ту стадию, когда ничего гарантировать уже нельзя. Игры слишком масштабны, чтобы иметь возможность написать их без ошибок в установленный срок. Поэтому они неизбежно будут выходить с кучей багов. Но в таком случае получается очевидная ассиметрия — деньги за игру предлагается заплатить сейчас, а баги обещают исправить когда-то потом. Ну положим, забороли пиратство, да, и сколько вот так, вслепую будет раскупаться копий? Мало.

А причиной оному положению вещей не только технический прогресс, но и сами издатели. Если бы программисты, как говорится, строили дома конструировали бы технику, то нынешний подход выглядел бы примерно так:

Некой компании приходит идея создания мега-турбо-самолёта. Который всех быстрее, удобнее и дешевле одновременно. Издателю идея очень нравится, однако не нравится, что на разработку уйдёт десять лет. Ему надо три года максимум. А то не выгодно это — десять лет платить зарплату и только потом получить деньги. Поэтому издатель настаивает на сокращении срока разработки до трёх лет, однако в анонсе всё равно перечисляет все фичи десятилетнего проекта. Поскольку в три раза быстрее сделать физически невозможно (десятилетний-то срок был заниженным), часть фич решают вырезать совсем, а часть — сымитировать фанерными щитами в отдалённых частях салона. При этом разработка начинается с построения пластмассовой модели в натуральную величину — а иначе издатель ведь не сможет посмотреть, что процесс идёт.

Надо было бы по уму первые год-два потратить на создание нужного инструментария. На доводку технического задания и т.п. Но вместо этого силы тратятся на демонстрационную пластиковую модель. Которая, к слову, уже выставляется на разных там выставках. Самое плохое, модель нельзя просто выбросить — покажется тогда, что прогресс остановился. Нет, модель по частям начинают переделывать в алюминиевую конструкцию, постоянно при этом добавляя новые пластиковые фичи. С точки зрения издателя, процесс идёт.

Потом неожиданно издателя вдруг осеняет: а что мы всё о самолёте-то? Танк — вот что надо. Он является к программистам и говорит: «пацаны, у нас такой крутой самолёт, но надо бы к нему сверху приделать вращающуюся башню с пушкой, а снизу — гусеницы. Тогда все сдохнут от восторга!». Программисты пытаются возразить: «так ведь не взлетит». А издатель им: «это потому что вы работать не умеете!». Программисты, увы, соглашаются — он же им зарплату платит. И начинают спешно приделывать к пластмассово-алюминиевой модели самолёта башню и гусеницы. Тоже пластмассовые.

Но от такой переделки, конечно, срок разработки возрастает очень сильно — он возрос даже если бы про башню с пушкой и гусеницы было бы известно с самого начала, а тут ещё и уже сделанное надо переделывать. Выпуск модели, соответственно, откладывается, потенциальные покупатели в гневе и всё такое. Издатель же тратит уже те деньги, на которые он первоначально не рассчитывал. Ему от этого обидно, поэтому расставаться с деньгами он начинает всё менее и менее охотно. Те разработчики, которые специалисты, забесплатно работать не хотят и увольняются из такого проекта к гребеням. На их место нанимаются дешёвые студенты-энтузиасты. Они уже не понимают, почему тут так сделано, поэтому разрабатывают строго с помощью молотка и напильника.

Если деталь не подходит — надо просто посильнее по ней долбануть.

Модель уже и не летает, и не ездит, и выглядит очень хреново. Поэтому на выставках демонстрируется первоначальный, пластмассовый её вариант, к которому скотчем примотана картонная башня. Что, конечно, не означает каких-то изменений в анонсах.

Издателя в это время посещает следующая идея: надо бы ещё возможность плавать под водой добавить. О чём он радостно сообщает разработчикам. Бывший самолёт при этом, как уже говорилось, даже способность летать давно утратил. Хотя бы низэнько — как было при замене половины пластмассовых частей алюминием. Плавает же оно как известная субстанция, что, впрочем, вполне совпадает с представлениями студентов-энтузиастов о плавании.

Срок разработки в это время уже по факту приближается к десяти годам. Издатель в ужасе — все расчёты нафиг. Даже грошовая зарплата студентам превысила все его ожидания. Поэтому принимается решение: все детали, кривизна которых особенно заметна, — обрубить топором. По поводу остатка провести широкую рекламную кампанию на тему «у нас вышел мега-турбо-само-подводо-танк, срочно покупайте!». Ну и сиё продать. Для журналистов устраивается презентация с бухлом, раздаются футболки и некоторым даже деньги. Всё это в обмен на сущий пустяк: надо написать, что само-танк удался как никогда. В общем, пишут и продают. Пользователь покупает, смотрит три минуты и выкидывает. Издатель с трудом покрывает часть убытков, да и те только потому что покупателей он банально напипал.

Пираты у него, конечно, часть прибыли тоже отняли, но чисто виртуальную — тот кал, который получился в итоге, по пиратской-то цене мало кто купил: только те, кто всё ещё верил анонсам. А по цене лицензии… Нет, увольте.

В основном причина убытков в следовании такому вот мега-грамотному рецепту разработки. Причём, не следовать этому рецепту всё тяжелее и тяжелее: когда сто человек делают продукт с целью обмануть покупателя, крайне тяжело подняться на «честном» продукте — просто массой задавят. Ведь далеко не все издатели «покрывают часть убытков» — наоборот, всё чаще в плюс начинают выходить. Только вот, блин, нелицензионное распространение мешает! Не оно бы, так схема бы идеально работала!

Корень зла, он вот здесь сокрыт. Не в самих пиратах. Ясное дело, если бы пираты уводили прибыль издателя, которую он должен был получить за полноценный продукт — было бы гораздо печальнее. Но сейчас не так. Сейчас 90% игр — заведомое барахло. При этом геймдевелоперы, пишущие остальные 10%, всё равно не особо в убытке. Скорее даже в прибыли. Не взирая на пиратов. Хорошо бы таким девелоперам доставалась ещё и «уведённая пиратами прибыль»? Хорошо, кто бы спорил. Те деньги, которые покупатели отдали пиратам, без вопросов стоило бы отдать порядочным геймдевелоперам. Точнее, порядочным издателям, финансировавшим порядочных геймдевелоперов. Даже ещё доплатить бы стоило. Что, кстати, некоторые и делают, не смотря даже на возможность скачать забесплатно.

Именно это идея распространения всего софта по подписке и обеспечивает: потребитель получает право за просто так перепробовать все продукты, которые он желает перепробовать. На всех издателей/разработчиков он выделяет разумную фиксированную сумму в год. Эта сумма распределяется между поставщиками контента, пропорционально фактическому времени потребления этого контента абонентом. Смотрел игру три минуты, а потом выбросил — вот за три минуты и полу́чите. Играет в вашу игру целыми днями — почти вся его абонентская плата будет ваша. Напипать рекламой, анонсами и хитрым пользовательским соглашением в такой схеме физически нельзя. Если геймдев при такой схеме и умрёт, то только тот напипательский геймдев, который был описан выше. Тут да, одни только убытки обнаружатся. Но нафига такой геймдев вообще кому-то нужен?

Нужен другой геймдев, который и сейчас не бедствует, а с правильной схемой распространения, так и вообще озолотится.

lex_kravetski: (Default)

Товарищ [livejournal.com profile] yggaz в процессе напряжённого обсуждения всяких там заимствований, неожиданно бросил в народ вызов: дескать, если кому-то кажется, что по готовой идее вот всё так просто написать, то пускай этот кто-то и напишет. Я, конечно, сразу вызвался добровольцем, но потребовал деньги вперёд: написать-то я стопудняк могу, только пишу обычно для удовольствия. Если же по заказу — пускай платят.

Идея, надо сказать, по контексту была примерно такая: британские учёные нашли мальчика, выращенного сталактитами астронавты нашли мальчика, выращенного инопланетянами. Ну и с мальчика всю книгу пёрлись.Это, конечно, не столько идея, сколько самая общая канва повествования, но не суть.

Главное, как человек грамотный, я знаю, что чем у́же область поиска — то есть, чем точнее сформулированы все ограничения и чем их больше, — тем сильнее творца озаряет. В идеале надо запретить вообще почти всё, тогда гарантированый шедевр будет через пять минут — я проверял.

В общем, внутренний голос мне подсказывал, что предоплаты не будет. Однако товарищ [livejournal.com profile] yggaz — товарищ доблестный и надёжный. А ну как скажет: «плачу́ — везите пишите»? Мне ж тогда писать придётся. Поэтому я коварно начал обдумывать коварный сюжет шедевра, для которого идея позаимствована. Потом подумал: а чего так мелко? Гораздо же круче, чтобы идея была позаимствована, но как бы вскользь. То есть, чтобы эффект некоторого узнавания имел место быть, но в целом — отдельное произведение.

Парень я умный, да и литератор видный, поэтому через десять минут всё придумал. Проверяю счёт — деньги не пришли. А все мега-сюжеты в голове уже. Думаю, дай запишу — один хрен, всё придумал. Ну будет рассказ на пару страниц, не пропадать же добру. Сел записывать и тут меня как накрыло: придумал столько всего, что страшно стало. Само собой, и написалось за один присест столько, что стало ясно: рассказа не будет. Уже пять страниц — а даже до сюжетного зачина не дошли. Тут повесть как минимум.

А идеи всё прут и прут. Вечером пошёл на концерт, слушаю музыку, идеи прут. Еду с концерта — они прут. Ночь вокруг смеркнулась — всё равно прут. Я уж забыл половину, но и оставшегося за глаза.

Вот так оно бывает, когда заимствуешь. Вроде ведь приколоться хотел.

lex_kravetski: (Default)

Правительство острова Мэн, известного своими оффшорными банковскими компаниями, решило бороться с нарушениями авторских прав путем введения ежемесячного налога. Теперь любой житель острова Мэн, заплативший в месяц 1 фунт (равный британскому фунту стерлингов), может загружать совершенно законно неограниченное количество музыки из любых источников. Из собранных налогов средства планируется перечислять авторам загруженных композиций.

Остров Мэн решил взимать налог на копирайт

Ситуация на острове Мэн уникальна – само государство является протекторатом Британской короны, однако сам остров не входит ни в состав Великобритании, ни в состав Евросоюза. Тем не менее, остров Мэн тесно привязан к глобальной финансовой системе и активно участвует в электронном бизнесе, хотя все население острова составляет менее 75 тысяч человек. Поскольку население острова все равно загружает музыку, в том числе через файлообменные сети, советник правительства по электронному бизнесу Рон Бери (Ron Berry) предложил новаторскую схему. Все пользователи Интернета, в том числе мобильного, будут платить стандартную плату, даже если не загружают музыку. Сам Берри сравнил это с платой за общественные бассейны – все жители оплачивают их строительство и содержание, даже если не плавают в них.

Для распределения средств остров Мэн решил внедрить специальную систему – у каждого из трех провайдеров острова будет установлено специальное оборудование, которое определит, какую именно музыку загружают пользователи. По собранным данным правительство решит, сколько денег каким музыкантам и звукозаписывающим компаниям следует отдать. Идентификация музыки будет производиться с помощью технологий noankmedia и Audio Magic. В результате власти острова надеются устранить любые возможные иски, связанные с нарушением авторских прав при загрузке и прослушивании музыки.

Кроме стандартной ставки налога на музыку из Интернета, власти надеются, что население благоприятно воспримет легальность новой схемы и более активно начнет пользоваться дополнительными платными услугами по загрузке музыки, тем более, что плата за музыку все равно уже будет входить в ежемесячную плату за Интернет, сообщает arstechnica.com.

Источник

***

Надо же, не успел предложить, а уже внедрили. Правда, почему-то не в России, а на острове Мэн. Не знал, не знал, что тамошнее правительство почитывает мой блог.

lex_kravetski: (Default)

Многие граждане высказали претензии к системе оплаты контента в виде абонентской платы за безлимитный доступ. Суть претензий: всё равно будут качать у пиратов, если такая возможность сохранится. Никто, дескать, платить не будет.

Тут я не согласен по многим причинам. Во-первых, преследование пиратов можно ведь и продолжить. Однако в случае с абонентской платой будет приемлемый вариант, на который нынешние пользователи контрафакта смогут перейти. Что характерно, этот вариант отличен от единственной ныне доступной массам альтернативы – перестать пользоваться платным контентом вообще. То есть, нынешнее преследование по сути ведёт не к увеличению собранных правообладателями денег, а к отказу от пользования их продуктами вообще. Абонентская плата – какие ни какие, а деньги. Не говоря уже о том, что деньги эти – весьма нехилые. Столько сейчас наверняка не собирают.

Во-вторых, как неоднократно говорилось, у большинства людей нет цели получить что-то бесплатно в обязательном порядке. Большинство готово заплатить разумную с их точки зрения цену за адекватные услуги. Безлимитный доступ – как раз такая услуга. И при разумности цены эту цену заплатят. Просто за удобство. Просто за очистку совести. Просто как награду за труд.

Однако цену я брал навскидку – две-три тысячи рублей в год. Не исключено, она завышена или занижена. Не исключено, я не угадал расклады. Не исключено, действительно никто не будет платить. Поэтому считаю необходимым произвести проверку на себе и дать читателям возможность проделать оное же.

Задайте себе вопрос: есть некто, предоставляющий легальный и безлимитный доступ к программам или фильмам. Ко всем выпущенным. За доступ вам предлагается платить некоторую ежегодную абонентскую плату. С помощью определённого механизма внесённые она пропорционально распределяются между создателями продуктов, которые вы потребили. Больше ничего за контент вы не платите, (за исключением оплаты интернета и/или носителей информации). Получаете продукты вы путём скачивания с сервера или путём приобретения их в магазине по цене носителя (порядка двадцати рублей). При этом вы знаете места, где оное можно получить нелицензионным путём. С таким путём ведётся какая-то борьба. Примерно как сейчас.

И вот вопрос: готовы ли вы платить за доступ? И если готовы, то сколько? Я не стал делать очень подробную градацию по ценам и вариантам, просто выберите тот, который ближе к вашему.

Комментарии с расшифровками приветствуются.

Числа обозначают абонентскую плату за год в рублях. Плата – за некоммерческое использование. За коммерческое должна быть выше.


1. Программы
 500
 1000
 3000
 5000
 10000
 20000
 30000
 Я всё равно платить не буду, а буду скачивать у пиратов
 Я не буду платить, а буду использовать бесплатный софт
 Я вообще не буду пользоваться программами
 Я готов платить больше 30000


 

2. Фильмы
 500
 1000
 3000
 5000
 10000
 20000
 30000
 Я всё равно платить не буду, а буду скачивать у пиратов
 Я буду смотреть фильмы только по телевизору и в кино
 Я не буду смотреть фильмы вообще
 Я готов платить больше 30000



Перейти к результатам
lex_kravetski: (Default)

 

Не так давно я предложил модель распространения контента, отличную от продажи копий по установленной продавцом цене и преследования всех, кто получил контент иным способом. С тех пор накопилось ещё некоторое количество тезисов и нюансов, которые я намерен немедленно изложить.

Для понимания того, о чём идёт речь, крайне рекомендуется прочесть статью, описывающую модель распространения, статьи про те́ки и, – для надёжности, – вообще все статьи про копирайт. Однако для тех, кому лень это делать, вкратце изложу хотя бы тезисы про модель с абонентской платой. После чего без предупреждения перейду к нюансам той и другой модели.

Итак.

Каждый гражданин готов потратить на информационный контент (фильмы, музыка, программы, книги) конечную сумму в год. Больше этой суммы он добровольно не даст ни при каких условиях. Во многом просто потому, что бо́льшим он и не располагает. Кроме того, есть некоторая сумма, которую гражданин выплатит не раздумывая, даже если есть возможность где-то там найти оный контент забесплатно.

Некоторое количество радикальных маргиналов, конечно, не дадут больше нуля принципиально, однако эта группа немногочисленна и не представляет интереса, поскольку, как сказано в её определении, она больше нуля в принципе не даст. У большинства же людей эта сумма отлична от нуля, что легко проверить хотя бы путём опроса самого себя лично и собственных знакомых.

Поэтому смысл правильной модели такой: надо вычислить, путём социологических исследований и практики, две означенные суммы (максимум и «сумму не раздумывая») и взять некоторую сумму из этого диапазона как абонентскую плату за контент. Оный же контент предоставлять всем абонентам в неограниченных количествах с единственным требованием – регистрировать использование контента (что можно сделать и в анонимном варианте, но не в этом суть). Регистрация позволит распределить абонентскую плату каждого абонента между правообладателями, согласно статистике использования их продукта абонентом.

В этом случае, надо отметить, правообладатели получат сумму, близкую к абсолютному максимуму добровольной оплаты их стараний. Абоненты же вместе с тем, во-первых, останутся чисты перед законом, во-вторых, останутся чисты перед своей совестью, в-третьих, потратят те деньги, которые в общем-то готовы потратить, но не больше, в-четвёртых, не будут иметь проблем с троянами в кейгенах, геммороя с установкой и всем таким прочим, в-пятых, получат доступ ко всему контенту разом без необходимости вычленять её на всевозможных «пиратских» источниках, в-шестых, не будут чувствовать психологического дискомфорта от самоограничения себя из-за финансовых и этических вопросов.

То есть, налицо сплошные плюсы и единственный только минус для обеих групп. Первая (правообладатели) теряет всякую надежду на несметные барыши, которые обязательно были бы если бы да кабы, а вторая с целиком бесплатного для них софта (взломанного и скачанного из интернета) переходит на какой-никакой, а платный софт.

Конечно, при желании. Возможность использовать только свободно распространяемый софт и не платить абонентскую плату сохраняется.

Анлим вообще обладает тем чудодейственным свойством, что подавляет человеческую жадность. Связано это не со стремлением к халяве как таковым, как некоторые думают, а с радикальным сокращением количества ситуаций, в которых надо принимать решения. Если покупка единична, то каждый раз покупатель терзается размышлениями, а не прогадает ли он. Особенно в тех случаях, когда в случае прога́да деньги не возместят, как это сейчас обстоит практически со всем информационным контентом. Отсюда у потенциального покупателя проистекает желание найти требуемое где-нибудь за просто так. При анлиме же с абонентской платой решение принимается единожды – в момент подписки, что психологически гораздо, на многие порядки, легче. За всё уже упло́чено, можно кушать. Человек уже не боится прогадать: это не подошло – другое скачает. Человек уже не обдумывает, надо ли оно ему, каждый раз: есть подозрения, что надо - качаешь и проверяешь, без терзаний. Так, повторюсь, гораздо проще. И за вот эту вот простоту человек гораздо охотнее заплатит разумную сумму денег, чем в случае независимых покупок.

Дальше )

 

Смысл всей этих рассуждений и предложений состоит в том, чтобы найти справедливую систему оплаты труда, доставляющую минимум неудобств обеим сторонам. Изложенное – не стремление к халяве. Наоборот, это поиск путей к оплате чужого труда каждым потребителем, но путей таких, что потребитель не оказывается ущемлённым и загнанным в угол, к чему его приводит современные тенденции в сфере копирайта.

Это ненормально, когда половина контента распространяется и используется преступным с точки зрения закона образом. Причём, ненормальны в первую очередь законы – раз уж люди настолько массово отказываются их выполнять. Закон – это формализация отношений, принятых обществом для его, общества, блага. Закон должен отсекать отдельных выродков, а не двух человек из трёх. В противном случае закон обществу навязан. Общество, значит, такой закон не приемлет. Обществу, значит, нужен другой закон.

lex_kravetski: (Default)

Рассмотрим гипотетическую, однако вполне возможную в реальности ситуацию. Некто заходит в магазин и любуются выставленным на прилавках. По ходу любования он задевает гипсовую статуэтку, которая падает на пол и разбивается. В этот момент возникает хозяин магазина, который требует возмещения ущерба. Виновник в принципе согласен его возместить, однако хозяин утверждает, что расколотая статуэтка имеет цену в миллион рублей. Во всяком случае, он именно за эту цену намеревался продать статуэтку, чему доказательством является её ценник.

Статуэтка уникальна и является авторским произведением хозяина. Хотя известно, что производство таковых он поставил на поток и по трудозатратам их производство не является таким уж дорогим. Покупатель, соответственно, отказывается возместить такую сумму и дело доходит до суда. Вопрос такой: что с вашей точки зрения решит суд? И почему?

Сам я подозреваю, что цена, названная хозяином, будет сочтена завышенной, а для определения реальной стоимости будут привлечены эксперты. Но я не юрист – могу ошибаться.

В качестве дополнений к ситуации предлагается ещё два нюанса.

Первый: хозяин предъявляет доказательства, что одну такую же он уже продал за миллион рублей. Какому-то миллионеру – фанату его творчества.

Второй: хозяин держал статуэтку в центре зала на крайне неустойчивом столике.

То есть, желательно услышать три варианта решений суда от юристов. Остальные, конечно, тоже могут изложить свои соображения.

 

Казалось бы, причём тут копирайт?

lex_kravetski: (Default)

Где-то когда-то видел математический метод, с помощью которого можно проделать следующее. Каждому участнику некоторой группы выдан идентификатор. Некоторым образом из него делается другой идентификатор, по которому нельзя отследить исходный, однако можно убедится, что первый идентификатор, соответствующий второму, присутствует в числе выданных.

То есть, с одной стороны проверяется, что доступ легален – его получил кто-то из группы идентифицированных, с другой стороны – нельзя вычислить, кто именно получил доступ.

Мистики в моём вопросе, сразу скажу, никакой нет. Это в статье про распространение контента зашла речь про анонимность подпсичиков, и я вспомнил про этот способ. Однако неожиданно для себя понял, что не помню ни названия, ни принципа. Помню только, что в описании метода фигурировали постоянные отсылки к шифрованию с открытым ключом.

Кто-то ещё знает про этот метод?

Или, быть может, кто-то готов его сходу вывести? Было бы весьма интересно.

UPDATE

На всякий случай приведу более конкретный пример этой общей задачи.

Проводятся серии интернет-голосований (абстрагируемся сейчас от подписок на контент и прочее).

1. Каждому желающему выдают идентификационный номер (по паспортным данным, например, дабы гарантировать, что номер у гражданина будет один).

2. В каждом голосовании гражданин может проголосовать максимум один раз. Для этого как-то используется его номер. (Вопрос: как?).

3. Обрабатывающий результаты может убедиться, что проголосовали только те, кому выдали номера. И что каждый проголосовал не более одного раза.

4. Обрабатывающий результаты не может узнать, кто именно, как проголосовал (то есть, не способен связать идентификаторы, выданные по паспортным данным, с с экземпляром ответов на вопросы голосования).

5. Бонусный вариант: владелец номера имеет возможность проверить, что его ответы в обработке соответствуют введённым им при голосовании.

6. Супербонусный вариант: владелец номера имеет возможность доказать третьим лицам, что его ответы именно такие, но не выдавать при этом свой номер, равно как и не давать третьим лицам возможность отследить свои результаты в следующих и предыдущих голосованиях.

lex_kravetski: (Default)

 

Сначала идут рассуждения вообще, а чуть дальше уже будет про конкретный способ оплаты фильмов. Кстати, ещё один способ можно прочитать в статьях про те́ки.

 

 

Как уже неоднократно говорилось, поборники копирайта из-за своих корыстных целей в своих рассуждениях нарушают законы логики, общества и  здравого смысла. «Незаконное копирование» всеми силами пытаются приравнять к воровству, что по своей сути мало отличается от уравнивания, скажем, воровства и мелкого хулиганства. Однако на этом нарушаемые законы не кончаются. Конечно, до законов физики означенные граждане ещё не добрались, но, уверен, если найдётся лазейка, то и их тоже нарушат.

Самое же интересное, что в рассуждениях нарушаются законы, не поверите, рыночной экономики. Причём, не какие-то там глубинные и сокрытые от взгляда, а самые что ни на есть основные. Это странно – одна и та же группа людей вполне может открыто декларировать, даже проповедовать свободный рынок, но при этом в иных своих рассуждениях перечёркивать главную идею этого самого рынка. Я бы даже сказал, главную рекламную идею.

В концепции рыночной экономики фигурирует так называемая «кривая спроса». На этой кривой отчётливо видно, что, чем выше цена на товар с эластичным спросом (читай, не жизненно необходимый товар), тем меньше желающих его купить. Данная кривая выступает как завлекалочка в рыночную экономику: «вот, дескать, граждане, продавцу-то выгодно понижать цену – так он продаст больше». На некоторое время отвлечёмся от странного явления, происходящего во всех рыночных странах – постоянного роста цен, который опровергает обещанное «выгодное продавцу» их снижение. Постановим, что в некотором приближении идея верна – действительно, количество желающих купить товар падает при росте цены на него. Да что там «постановим» – раз люди таковое декларируют, то хотя бы сами должны данным тезисом пользоваться.

Итак, с ростом цены по заявлениям сторонников рынка спрос падает. Поэтому крайне странно, когда поборники копирайта, которые в основном являются и сторонниками рынка тоже, вдруг отбрасывают это утверждение и считают, что никакого падения нет.

 

То есть, если некто купил за сто рублей фильм у «пирата» или забесплатно скачал его в интернете, то он обязательно купил бы его и у легального распространителя за тысячу.

 

Большее попирание принципов рынка ещё поискать надо. Это всё равно как рассудить, что если некто взял у вас сигарету забесплатно, то он наверняка купил бы её за миллион долларов. От таких тезисов волосы встают дыбом даже у тех, кто напрочь отрицает всякие там кривые спроса.

На самом деле, если некто купил у пирата диск за сто рублей, то недополученная правообладателем прибыль составляет сто рублей. Поскольку покупатель однозначно продемонстрировал готовность купить этот фильм за сто рублей. И никакими нормальными методами нельзя доказать, что в ином случае он купил бы его дороже. Соответственно, скачанный фильм наносит ущерб, равный стоимости трафика, потраченного на скачивание. Всё. Остальное это – мечты и фантазии. Если кто-то что-то смотрит забесплатно, то о его готовности сколько-то заплатить можно рассуждать только в плане предположений.

Что было бы, если бы скачать фильм не дали? Поборники копирайта на такое дают однозначный ответ: скачавший бы его тогда купил. Однако никакой однозначности тут нет, поскольку существует куда более вероятный вариант – он бы этот фильм вообще смотреть не стал.

Итого. Рассуждения о недополученной прибыли на деле выливаются исключительно в вопрос морали. «Он смотрит наш фильм не заплатив». Да, оно обидно, не поспоришь. Но материального ущерба тут нет. И никогда, что характерно, не будет. Посмотревший ваш фильм не заключал с вами никаких договоров об оплате. Он их, соответственно, не нарушал. И то, что вы рассчитывали на его деньги во время съёмок фильма – это ваши личные расчёты. Сейчас вы пытаетесь насильно оторвать юридические законы от законов нравственных. Разрыв, конечно, и так уже есть, однако на фоне подобных извратов они – дырка от иглы в сравнении с пропастью.

Понятно, что расчёты недополученной прибыли без учёта спроса на товар по «недополученной цене» заведомо бредовы. Более того, для каждого человека существует та сумма, которую он готов потратить на все фильмы вообще. Нелепо, например, думать, что человек потратит на диски с фильмами в год больше, чем составляет его годовой доход. Это – заведомо недостижимая планка. А реальная планка ещё меньше. Я не готов определить её однозначно, однако полагаю, что для россиянина она лежит в диапазоне 500-2000 рублей. Конечно, речь идёт о среднестатистической планке, наиболее обеспеченные фанаты фильмов, не исключено, могут тратить на диски с фильмами и десятки тысяч долларов. Но такое – исключения. В любом случае, данную планку можно выявить с помощью опросов, поэтому просто постановим для простоты рассуждений, что эта планка – 1000 рублей в год. Произвол выбора? Да, произвол. Но иного варианта у меня пока нет.

Так вот, планка эта очевидно существует. И любые предпринимаемые меры, кроме разве что насильственного изъятия денег, не позволят получить с этого человека больше тысячи рублей на фильмы. Подчеркну, любые. Даже если сделать цену на каждый фильм две тысячи рублей, то отданные этим человеком в пользу киноиндустрии деньги не увеличатся до этих двух тысяч, а упадут до нуля.

 

Неожиданный такой вывод, да? При увеличении цены до некоторой критической величины, выручка падает до нуля. Вроде бы вывод очевиден хотя бы на примере кривой спроса и дискретности товара, а, поди ж ты, регулярно рассуждают, будто такого явления не бывает.

 

Действительно, полфильма за «предельную» тысячу означенному человеку не продадут, а две он просто в принципе не потратит. Однако фильмы ему наверно всё равно будет хотеться смотреть, поэтому он возмьёт фильм у приятеля, скачает, купит у пирата, а если и это всё сурово запретят, ну что ж, книгу почитает.

 

Может быть, борьба с видеопиратством, это такой изощрённый способ пропаганды чтения книг?

 

Итак, максимальный вклад среднего гражданина в киноиндустрию – тысяча рублей в год (напоминаю, число выбрано из общих соображений, если оно вам не нравится, то увеличьте его или уменьшите).

Какой из этого вывод? А вот какой:

 

А теперь начинается главное )

lex_kravetski: (Default)

 

Настоящим подтверждаю, что любая запись из моего журнала может распространяться каким угодно образом, если при распространении не вносятся смысловые правки в цитируемый текст (то есть, не допускается искажение смысла статей и их фрагментов, но грамматические ошибки исправлять даже похвально).

При этом никакие значки копирайта, проставляемые СУП-ом якобы от моего имени, ничего не значат. Распространение моих статей, стихов, рассказов и вообще чего угодно мной исключительно приветствуется.

Весьма желательно указывать авторство процитированного и ставить ссылку на пост, где оное расположено. Подумайте в конце концов о других людях, которые благодаря указанному вами авторству и приведённой ссылке смогут прочесть и другие мои статьи тоже.

Profile

lex_kravetski: (Default)
lex_kravetski

April 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 08:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios